20 июня, 16+

Мама Беслана. Щедрая душой Жаужан Аслаханова воспитала особенного сына 

Жаужан Аслаханова с сыном Бесланом. Фото Антона Приходько.

Для каждого из нас слово «мама» особенное. Нет более бескорыстной нежности и любви, чем дарит мама своему ребенку. Она способна перевернуть мир, если от этого зависит счастье малыша. В последнее воскресенье ноября мы отмечаем День матери.

Этот праздник – дань уважения всем мамам и повод рассказать трогательную историю Жаужан Аслахановой. Ее сын Беслан – известный на Кубани общественник. Когда-то из-за ДЦП его не хотели брать в школу. Жаужан Шамсудиновна носила сына на уроки на руках. Ее упорство стало примером и отправной точкой для инклюзивного переворота в образовании.

Почти как мушкетеры

На Кубани Беслан Аслаханов известен как лидер общественной организации инвалидов «Восхождение». Он родился с диагнозом ДЦП. С отличием окончил школу и вуз, однако из-за инвалидности не смог устроиться на работу. Не сдался, а раззадорился. Цель появилась глобальная. Для защиты таких же неустроенных создал в 2010 году свой проект. Первым шагом стал запуск электронной «Биржи труда для социально незащищенных людей». Жаужан Шамсудиновна тогда преподавала в вузе. Но без раздумий уволилась, чтобы учить инвалидов на бесплатных курсах, организованных сыном. Много вы знаете подобных примеров альтруизма?

– «И что ты получила?» – иногда иронизирует муж. И я отвечаю: «Как что? Чувство глубокого морального удовлетворения!» – смеется Жаужан Шамсудиновна.

О себе она рассказывает не слишком охотно. Пояснила, что имя ее означает «щедрая душа». Родилась в Алма-Ате, в семье репрессированных. В конце 50-х вернулись на родину, в Грозный. Окончила вуз, аспирантуру. Вышла замуж. В 1980-м родился Беслан, первенец.

– Тогда рождение инвалида воспринимали как ЧП, медики рекомендовали сдать Беслана в специнтернат, – говорит она. – Мол, там специалисты, а вы им заниматься не сможете. О методиках лечения мало было известно. Не было безбарьерной среды, инклюзии. И самих инвалидов как бы не существовало.

Проигнорировав рекомендацию, Аслахановы решили… скорее родить второго ребенка и повергли медиков в шок. «С ума сошли?! – увещевали Жаужан. – У вас инвалид, вам мало?» С ответом угадали: мало.

Обычно, если первым у пары рождался нездоровый ребенок, то у него редко появлялись братики и сестрички. Родители опасались, что для нескольких детей может не хватить внимания, времени и ресурсов. Ребенок вырастал один и оставался одиноким. Свои дни после смерти родителей он заканчивал в социальном учреждении. Именно этого тоскливого сценария и хотели избежать Аслахановы.

– Я рассуждала так, – объясняет Жаужан Шамсудиновна. – Пока мы с мужем живы, Беслан будет в порядке. А после он станет уязвимым. Поэтому я сразу родила дочку, а потом еще двоих сыновей. Сестра и братья – вторая линия защиты Беслана.

Давно выросли дети, восемь внуков родителям подарили. А кто кого из них защищает сегодня – вопрос. Недаром в детстве о четверке говорили: «Аслахановы как мушкетеры, один за всех и все за одного».

Пожалеть и простить

Милана на полтора года младше, но опекала братика с малых лет и сыграла в его судьбе особую роль. В первый класс пошли вместе. Но вначале маме за Беслана, который в то время не ходил, пришлось побороться.

– Не хотели его брать в обычную школу, – вспоминает. – Но я упорная, добилась разрешения обучаться на дому. Вскоре директор школы, видя успехи Беслана, разрешил иногда бывать в классе, а потом он стал учиться как все. В первый раз на уроки я принесла Беслана на руках, а он был тяжелый! Приспособили детскую коляску, тоже не то: ноги длинные, торчат. Дети смеялись. Но неловкости Беслан не испытывал. В его детстве всякое уже было. Обзывали, кидали камнями. Я говорила: «Зато у тебя с головой все в порядке. А у того, кто так делает, наверное, нет. Пожалей и прости!» Он так искренне радовался школе, ребятам! И они перестали смеяться. Хотя некоторые учителя и родители долго еще возмущались: «Дети не должны видеть больного!» Сын не хотел, чтобы его носили и возили. Несмотря на запрет врачей, он старался ходить. Потихонечку, по стеночке… Добираться из школы, поддерживая в прямом смысле, помогали одноклассники. Если кто-то Беслана задирал, на защиту вставал весь класс. Как сейчас говорят, «за него вписывались». До сих пор ребята дружат, встречаются. Инклюзивное образование, когда инвалиды учатся со здоровыми сверстниками, сегодня обычная история, а в Грозном она с Беслана началась. Не зря мы боролись.

Беслану плохо давалось письмо, Милана ему помогала. Сидят, бывало, за столом рядышком, а напротив – меньший братишка-дошкольник. Старательно копирует на листочке все, что пишут в тетрадках старшие. Когда внезапно выяснилось, что он научился читать и писать вверх ногами, родители за голову схватились!

Высшее образование брат и сестра также получали синхронно, на экономфаке Чечено-Ингушского государственного университета. Их мама заведовала там кафедрой бухучета. Лекции конспектировала Милана, а красный диплом защитил Беслан.

Что на сердце?

В 96-м Грозный был взят в окружение, мирным людям дали 48 часов, чтобы выехали…

– Нужно было где-то переждать неспокойное время, – вздыхает Жаужан. – В Краснодар нас позвали друзья-однокурсники мужа, в свое время он окончил здешний сельхозинститут. Один друг поселил нас в своей квартире, и каждый старался чем-то помочь.

Через год Аслахановы вернулись в Чечню, но после того как их дом был в третий раз разрушен, глава семейства решил, что восстанавливать его больше не станет. 

В 2000 году переехали в столицу Кубани насовсем.

Не сразу все устроилось. К приезжим отношение было настороженное, с работой тяжело… Но жизнь налаживалась и брала свое. Беслан надумал жениться! Семейное счастье в среде инвалидов гость редкий. Но у горячего чеченского парня другая история. Знакомые подсказали, что есть девушка – умная, красивая, скромная… Беслан поехал на родину знакомиться.

– И вдруг звонит: «Мама, я женюсь!» Ну что делать? Мы поехали туда, сыграли свадьбу. Приехали сюда – сыграли свадьбу еще раз. Невестка у нас хорошая, – гордится Жаужан Шамсудиновна. – Самая лучшая досталась нам!

Беслан – многодетный отец, у него трое детей, старшей девочке 14 лет. Долгое время со своей семьей жил с родителями, в их доме. Но сумел заработать, накопить и купить квартиру. Взрослый сын отделился, это нормально. Маме немного грустно, она скучает, но в то же время и радостно: у Беслана все хорошо! (Но вспомним, что предлагали медики, когда он родился? Задумываться больно и страшно).

Фото Антона Приходько.

Наше досье

Беслан Аслаханов
● председатель ККООИ «Восхождение»;
● обладатель титула «Имя Краснодара» 2017 г.;
● член Совета при губернаторе Краснодарского края по развитию гражданского общества и правам человека;
● член Общественного совета по независимой оценке качества оказания медицинских услуг при минздраве Краснодарского края;
● член Общественного совета при Федеральной службе по труду и занятости;
● член экспертной группы Агентства стратегических инициатив;
● помощник депутата Госдумы РФ.

Жаужан Аслаханова
● заместитель председателя ККООИ «Восхождение»;
● руководитель Ресурсного центра развития СОНКО и социального предпринимательства;
● тренер по социальному предпринимательству;
● член Общественной палаты г. Краснодара;
● председатель Общественного совета по независимой оценке качества условий осуществления образовательной деятельности при минобрнауки и молодежной политики Краснодарского края;
● член Общественного Совета при Управлении ФНС России по Краснодарскому краю.

«Мой сын сам себя сделал», – любит повторять Жаужан Шамсудиновна. На самом деле она перелопатила горы литературы (интернета еще не было), по крупицам вылавливая информацию о ДЦП, научилась делать массаж, занималась с сыном целевой физкультурой и совершила тысячу других важных дел. Все, чтобы облегчить его состояние.

Мать любит цитировать сына. «Нельзя сидеть и ждать. Нужно верить и добиваться», – так Беслан сказал, когда решил создать «Восхождение» – организацию, помогающую инвалидам. Но это именно то, чему мать учила сына своим примером…

Моральное удовлетворение действительно есть. Когда люди видят Беслана, его детей, у них появляется желание что-то поменять в своей жизни. Его судьба подстегивает. Заставляет учиться, искать, расти, личную жизнь строить… Сердце матери радуется.

Светлана Лазебная. 

ДЦП не лечится. Она смирилась с тем, что никогда ее сын не выиграет соревнования по бегу. Зато… в марафоне самых умных он станет чемпионом. Она так решила… Какой путь к рекордам матери с сыном пришлось пройти, читайте в материале «Моей Околицы» Жизнь и сказки Саши Савельева.

Читайте также