25 июля, 16+

Медаль для «Анки-пулемётчицы». Война глазами очевидца

Фото: shintartanya/Adobe Stock

Когда меня спрашивают, за что я получила медаль, я всегда отвечаю: «Не знаю. Может, за историю «Анки-пулемётчицы»?

Наши отряды постоянно базировались в парке имени Ильича. Ведь наш город Сталино трижды переходил из рук в руки — то немцы его захватывали, то русские снова отбивали. Видимо, немцам было трёх раз мало, и они решили в четвертый раз пойти в наступление.

Из нашего очередного отряда остались в живых несколько человек. Они ждали подкрепления, но оно задерживалось. А тут колонна немцев пошла в наступление. Наших — всего трое с немецкими трофейными автоматами, из тяжелых орудий — один пулемёт Лёшки-пулеметчика.

Немцы открыли огонь, наши стали отстреливаться. Внезапно я увидела, что пулемёт Лёшкин заглох, а рука повисла. Я к нему подползла и хотела быстро перевязать руку. Как вдруг: бабах! Лёшка падает на меня с криком: «Держи крепче пулемёт!». Я схватила обеими руками пулемёт, из-за шока ничего не успела понять и тут увидела немцев. Они уже не стреляли, а бежали прямо на нас. Я перепугалась, подумала: – «Вот и всё!». От ужаса сжала кулаки до боли. И вдруг мой пулемёт как застрочит! Алёшка лежит на мне, его кровь льётся мне на лицо, я ничего не вижу, но пулемёт мой строчит. В это время наши бомбардировщики пронеслись очень низко, сбросили одну или две бомбы на немецкую колонну, я успела услышать, как немцы кричали: – «Цурюк – шнэль, шнэль!» – то есть, назад быстрей, быстрей!

В это время наконец-то пришло подкрепление, машины с солдатами. Несколько минут грохота, шума и вдруг — гробовая тишина. Я стала боком поворачиваться, и Лёшка с меня сполз. Он был мертв. Я в шоке, ничего не соображаю, смотрю: я одна невредимая, а возле меня еще четыре солдата лежат, тяжелораненые. Они расхохотались через боль и слёзы, и один говорит: – «Ну, Анка-пулеметчица, ты их много положила! Если бы не ты, нас бы уже не было. И что же ты не говорила, что ты пулеметчица?» А я вся в крови и в слезах еле выговорила: – «Да, вы что? Я и в руках никогда не держала, и в глаза не видела пулемёта. Это мои руки и Лёшкин приказ». Я так зажала орудие руками, что просто не могла их оторвать, и, чтобы не почувствовать, как меня вот-вот убьют, я сжала руки еще сильнее, и в это время застрочил пулемет. Я уже ничего не соображала.

Немцам в четвертый раз захватить город Сталино не удалось. А вскоре пришла Победа.

Может, за это меня наградили? Не знаю…

Галина Васильевна Руденко, ветеран Великой Отечественной войны, г. Сургут.

Читайте также. Военная юность. Подносила ящики с патронами, а после бомбежки кормила и перевязывала раненых. Когда в ее родной дом нагрянула война, Галина Васильевна Руденко была подростком.

Читайте также