18 мая, 16+

Георгиевский крест для героини-казачки: как кубанские женщины «волю взяли» и Родину защищали

Кубанские казачки — красавицы с железным характером. Фото: пресс-служба администрации Краснодарского края.

В период освоения Кубани казаки несли военную службу постоянно и поголовно, «всяк от 15 до 60 лет». Пока муж в походе, жене приходилось вести хозяйство. О стариках заботиться, о детях… Случалось, и ружье в руки брать приходилось.

Как писал дореволюционный военный историк Василий Потто: «Женщина, вечная труженица в мирное время, в минуты опасности являлась у казаков полноправным бойцом, как и её отец, муж, сын или брат». Как правило, ратные подвиги казачек остаются в тени мужского героизма. Но «баб-героек» в исторических хрониках немало, и в канун женского праздника самое время вспомнить о них.

Красивая угроза

Девочку-казачку воспитывали как будущую жену, мать, хранительницу домашнего очага, знавшую любую работу — в том числе и мужскую. До 13 лет они даже играли в одни игры с мальчиками, постигая некоторые военные премудрости, например, скачки. Девушка уже могла не просто скакать верхом на лошади, но и управляться с каюком (маленькой плоскодонной лодкой), ловко владеть арканом, луком и самопалом. Чтобы выжить в условиях Кавказской войны, нужно было уметь защищаться.

Не раз оборонять свои станицы приходилось кубанским казачкам. Один из источников повествует об Ульяне Линской, отважной защитнице Полтавского куреня. Ульяну чествовали как «первую бабу-геройку», поскольку «при отражении нападения одного из нападавших Ульяна утопила в бочке с квасом».

Одно из самых ярких свидетельств военной доблести относится к 1862 году, когда 35 пластунов держали оборону от горцев на Липкинском посту. Когда убили командира Ефима Горбатко, его жена Марианна «со страшным криком» бросилась, защищая его труп, на горцев. Убив выстрелом из ружья одного, заколола штыком второго…

Случай не единичный. Сохранилось немало прочих свидетельств «бабьей доблести». Один из источников — Аполлон Шпаковский, начавший службу гардемарином и «ставший волею судьбы и начальства казаком». Службу он нёс на передовой Лабинской линии. Им описан случай, произошедший в 40-х гг. XIX века с 16-летней казачкой Анной Сердюковой. Анна работала в огороде, когда заметила приближение шестерых всадников.

«Горец, ближе за ней гнавшийся, бросил кинжал в свою жертву, но судьба не дала ей погибнуть: кинжал, пролетев сбоку, воткнулся далеко впереди… Инстинктивно она схватила упавший кинжал, держа остриём назад. В это время горец набежал и охватил её, но каким случаем, она сама не помнит, кинжал прошёл навылет через живот горца, повалившегося вместе с ней». Девушку пленили, по-видимому, имел факт насилия… В себя она пришла, когда горцы остановились на ночлег. Пленницу, «не ощущая от неё угрозы», не связали. Анна дождалась, пока все уснут, вынула кинжал у вожака и всадила ему в горло. Схватила шашку и пистолет убитого, принялась рубить… Последний, успевший вскочить, «под влиянием панического страха бросился бежать; но остервенелая Анна погналась за ним, и выстрел положил и его на месте».

Анна Сердюкова получила Георгиевский крест первой степени, пожизненный пансион в 50 рублей серебром и золотой браслет — подарок главнокомандующего, князя Михаила Воронцова.

Немало свидетельств об отчаянных казачках оставил и знаменитый казачий летописец Фёдор Щербина. К примеру, когда горцы напали на станицу Пашковскую, одна находчивая вдова, «выведя из стойла пару волов, привязала их на виду». После чего, заняв «выгодную позицию», меткими выстрелами стала «встречать черкесов».

Картинка с марки: commons.wikimedia.org

Кавалерист-барышни

История Сердюковой — «стандартный» пример того, как «высокая грудь казачки украшалась Георгием за военный подвиг».

Пример «нестандартный» — уроженка станицы Роговской Елена Чоба. На войну она ушла вслед за мужем, погибшим на фронтах Первой мировой. К генерал-лейтенанту Бабычу она пришла коротко стриженная, в черкеске и папахе. К строевой службе дамы тогда не допускались. Дозволение было дано «казаку Михаилу Чобе». И вскоре в «Кубанском казачьем вестнике» вышла корреспонденция про «Михайлу»: «Враг тесным кольцом старался сковать одну нашу часть и батареи, Чобе удалось прорваться и спасти от гибели две наши батареи, совершенно не предполагавшие о близости немцев. За геройский подвиг Чоба получил Георгиевский крест». 

Елена Чоба. Фото: ruskline.ru/wikipedia.org

Были и другие.

Так качественно несли службу, что их пол раскрывался только в результате тяжёлых ранений. В 1915-м «Кубанские областные ведомости» сообщили, что в киевском лазарете «находится девушка-прапорщик Александра Лагерева, гимназистка пансиона, бежавшая на войну под мужским именем… Лагерева, будучи во главе шести казаков, взяла в плен 18 германских улан». Екатеринодарская «гимназисточка» была награждена Георгиевскими крестами трех степеней. К сожалению, по понятным причинам о многих «геройках» известно очень немного или не известно вообще. В том числе — о кубанской казачке Матвеевой, первой женщине, награждённой крестом.

«Бабьи бунты»

Историки называют «амазонство» явлением универсальным для разных времён и народов. Но у казачек оно — особенное, поскольку проявлялось не только на войне. Мужчины, когда требовалось гражданское мужество, отступали, а они вызывали огонь на себя. Отдельная страница в истории края — «бабьи бунты».

Старожил Мингрельской Сергей Дамницкий рассказывал о событиях голодного 1932-го:
«Ближе к базару, там почта була. Бабы сбыралысь. Ну, вот — «Дайты нам царя» — крычалы. Царя?.. Як далы царя! Взялы, да плеток. Щас мы вам дамо царя! Женско восстанье, мужикив нэ було».

Сегодня казачки носят джинсы и «делают» по моде брови, как любые их современницы. Но всё равно они отличаются от соотечественниц из других регионов (не в обиду тем будет сказано). Это совершенно особенный тип женщин. Исторически сложилось, что жизнь кубанских казачек никогда не была сладкой и гладкой. Вынужденные годами обходиться без помощи воевавших мужей, казачки воспитали в себе хваткость, смекалку, деловитость, самостоятельность, самодостаточность и стойкость. Пра-правнучкам «баб-героек» эти качества достались в наследство.

Светлана Лазебная.

Тяжкий груз и хрупкие плечи: мнение историка

В патриархальном обществе статус мужчины обычно на порядок выше, чем у женщины. Но на Кубани ситуация специфическая, а почему? Своим мнением поделился кандидат исторических наук Игорь Васильев.
— Казак — воин, постоянно пропадал на службе. Забота о хозяйстве иногда надолго ложилась на плечи женщины. Казачке приходилось быть сильной и рассудительной, принимать решения. Поэтому традиционно высокому статусу казака, воина и хлебороба, соответствовал и сравнительно высокий статус казачки-хозяйки. Особенно это касалось замужних женщин-матерей…
Особый подвиг кубанских женщин в том, что и в советские годы они сумели сохранить часть исконных казачьих традиций, культуры и ментальность. Многие женщины обладают способностью гибко и эффективно адаптироваться к неблагоприятным социальным условиям, при этом оставаясь верными традициям и нравственным ценностям. К тому же в период противостояния первой половины XX века к ним проявляли всё же больше снисхождения. Тогда как репрессии целенаправленно уничтожали самых сильных и достойных из казаков — их последовательно отучали, сочетая «кнут и пряник», быть самостоятельными хозяевами, главами семейств и воинами.

Не в бровь, а в глаз!

Этот анекдот «Моей Околице» рассказал Игорь Погорелов — художник, журналист, галерист из станицы Каневской. Изюминка в том, что рассказан он на кубанской балачке.

Муж наказуе жинке:
— Люба (на балачке «дорогая»), запамьятай, колы я приходю до дому и у мэнэ папаха на ливому боци головы — то я у такому гарному настрои, шо можешь со мною погутарыть, обнять, прыласкать. А колы бачишь, шо папаха на правому боци — тоди бижи, накрывай на стил, ставь горилку, мовчи та й нэ попадайся мэни под горячу руку!
Жинка послухала його та й кажэ:
— Слухай, любый, а вот колы ты прыйдешь додому и побачишь, що у мэнэ руки ось так (впирае в боки), то плювать я хотила, з якого боку у тэбэ папаха!

Читайте также