26 сентября, 16+

Бабушки-соседки. Не должны родные люди быть чужими

Фото: Africa Studio/stock.adobe.com

Весеннее солнышко еще почти не грело, но светило очень ярко, ослепив молодую женщину, которая вышла из салона рейсового автобуса вместе с четырехлетним сынишкой Степой, испуганно глазевшим по сторонам. Они только что приехали в этот красивый поселок Верхние Островки, и теперь стояли, прикрывая ладошками глаза от солнца, рядом с большой сумкой, в которую уместились все их вещи.

Вернее, вещи, которые Саша успела собрать, убегая от пьяного мужа Руслана, окончательно потерявшего остатки разума. В этот раз муж, вернувшись под утро, приревновал Сашу к старику-соседу и схватился за топор. Саша едва успела схватить ребенка и выбежать на улицу. А позже, когда муж, разгромив полдома, уснул, вернулась, собрала вещи, документы и уехала со Степкой к своей двоюродной бабушке Рае. Саша была сиротой, поэтому ехать ей с сыном больше было некуда, да и Руслан, к счастью, бабушкиного адреса не знал.

Бабушка не очень-то обрадовалась приезду внучки с правнуком. Рая была строгая, неласковая и никогда не улыбалась. Ее муж погиб всего через два года, после свадьбы, детей они родить не успели, а замуж бабушка больше никогда не вышла. Может быть, поэтому она была такой?

Баба Рая выделила Саше и Степке маленькую дальнюю комнату. Просыпалась девушка рано, убиралась в доме, готовила, потом взялась за огород — время-то весеннее. Степка старался во всем помогать маме, ему очень нравилось здесь. Мальчик не замечал холодного взгляда бабушки, он был здесь счастлив, поэтому часто подбегал к ней и обнимал ее ноги. Но баба Рая лишь холодно отодвигала правнука и уходила. Несколько дней она, поджав тонкие губы, наблюдала за Сашей и мальчиком, и однажды раздраженно спросила у нее:

— Я надеюсь, ты ненадолго сюда приехала, Шура? Я привыкла жить одна, не выношу детского шума и визга.

В это время к ним во двор заглянула соседка, Елена Викторовна, она что-то хотела спросить, но увидев напряженное лицо бабы Раи и растерянную Сашу, промолчала.

— Бабушка, — ответила Саша, не обращая внимания на соседку, — Мне некуда ехать, можно мы поживем у тебя? Я устроюсь на работу, буду покупать еду, все делать по дому, только не выгоняй нас, пожалуйста. У меня, кроме тебя, больше никого нет.

— Я вас не звала, — сухо ответила баба Рая, — Если ты надеешься, что дом скоро станет твоим, ты ошибаешься, я еще не собираюсь помирать.

— Ты что городишь, Рая? – вскрикнула, не выдержав Елена Викторовна, глядя, как слезы заполнили глаза Саши, — Девочка в беде, твоя единственная внучка, между прочим. Как ты можешь гнать их? Если тебе внучка с малышом мешают, я их к себе заберу. Собирайтесь, Сашенька, живите у меня, сколько хотите!

Саша с болью в глазах посмотрела на бабу Раю, но та, фыркнув, отвернулась. Тогда девушка опустила голову и медленно пошла в дом собирать вещи.

Елена Викторовна оказалась очень хорошим и душевным человеком. Она сумела так поговорить с девушкой, что та пересказала ей всю свою невеселую жизнь.

— Ты не переживай, Сашенька, у тебя все будет хорошо. А бабушку не вини, в молодости она веселая была, все ее любили, это после гибели мужа она потеряла себя, будто высохла ее душа от слез, пролитых тогда.

Баба Рая же сначала наслаждалась тишиной в доме. Но через пару дней невольно прислушалась к доносящемуся от соседки звонкому смеху Степки. Она даже представила, как малыш обнимает Елену Викторовну и вдруг почувствовала, что что-то кольнуло в ее груди. Неужели она скучает по мальчику? Нет, она не хочет больше ни к кому привязываться! Не даст она слабину, не нужен ей никто!

Но, как ни убеждала себя в этом Раиса Ивановна, а думать о Саше и Степке перестать не могла. Она бы уж и рада была их вернуть назад, но не могла переступить себя и позвать.

Однажды утром, узнав, что Елена уехала на пару дней, Раиса Ивановна задумалась, не пойти ли к Саше, не поговорить ли, пока соседки нет дома? Она уже была готова даже извиниться перед внучкой, так тяжело ей вдруг стало одной.

Пока Раиса Ивановна мучилась сомнениями, она вдруг увидела, как к дому соседки подъехала легковая машина и из нее вышел высокий крепкий мужчина. Это был внук Лены, Сергей. Раиса Ивановна знала, что он недавно развелся и была уверена, что причиной были его измены. Сергей был обеспеченным и довольно видным мужчиной, а такие, по мнению бабы Раи, не бывают хорошими мужьями.

Сергей вытащил из машины сумку и пошел в дом. А баба Рая заметалась по комнате. Она представляла, как этот ловелас осыпает неопытную Сашу комплиментами, дурманит ей голову… Раиса Ивановна не выдержала и побежала к соседям и, прихватив швабру, стоявшую в прихожей, бросилась в спальню. Саша и Сергей в странных позах, одетые, лежали на диване. Раиса Ивановна, не раздумывая, с силой принялась охаживать шваброй соседского внука:

— Не трожь ее, охальник! Я внучку в обиду не дам, она все, что у меня есть на этом свете!

Сергей, охая и уворачиваясь, вскочил и, выбежав из спальни, возмущенно закричал:

— Баб Рай, вы чего это? С ума сошли, что ль? Кого я обижаю?

А Саша села на диване и засмеялась:

— Бабушка, мы котенка из-за дивана доставали. Кошка притащила его в дом с чердака, а он такой дикий, спрятался под наш диван, орет и царапается. Вот Сергей и хотел мне помочь, — Саша замолчала, а потом вдруг очень серьезно спросила: — Мы для тебя, правда, так дороги?

— Правда, — хмуро кивнула баба Рая, — Шли бы вы обратно, не прогоню я вас больше. Плохо мне без вас.

Саша встала, подошла к бабушке и осторожно обняла ее. Раиса Ивановна сначала напряглась, а потом медленно подняла руку и ласково погладила внучку по голове, как маленькую девочку.

Саша и Степа с радостью вернулись к бабушке. Баба Рая, довольная, что все решилось, даже позвала Сергея пить чай. Напившись чаю с оладушками и вишневым вареньем, он расслабился и рассказал, что его жена год назад поехала в командировку за границу, влюбилась там в местного бизнесмена, вернулась, развелась с Сергеем и уехала. Сергей долго не мог прийти в себя после такого, но понемногу начинает входить в колею.

Рассказ Сергея впечатлил даже бабу Раю. Она возмущенно прижимала ладони к щекам и качала головой. Это было так на нее непохоже, что Саша улыбалась, глядя на нее, но украдкой, боясь обидеть бабушку.

С того дня ожил дом Раисы Ивановны. И сама хозяйка посветлела, заулыбалась, глаза ее засветились радостью и любовью, словно что-то тяжелое и темное скинула она со своей души, распахнув ее для своих близких. Елена Викторовна, когда вернулась, вовсе и не расстроилась, узнав, что Саша и Степа ушли обратно к бабе Рае. Потому что это правильно. Не должны родные люди быть чужими.

А Сергей стал частенько навещать свою бабушку. Елена Викторовна, конечно, была этому только рада, хоть и понимала настоящую причину этих визитов.

Через три года, в новом доме, построенном Сергеем, дружно жила большая семья. За Дашенькой, годовалой сестренкой Степки, с радостью ухаживали две бабушки. Совершенно не разрешая Саше даже поднимать ее на руки. К тому же это уже было небезопасно, на седьмом-то месяце…

М. СКИБА, п. Красный Октябрь Темрюкского р-на Краснодарского края.

Читайте также

:( Записей нет