9 декабря, 16+

Месть Юрко. Ну и досталось мужу от моего «любовника»

Случилось это в то далекое советское время, когда почти в каждом дворе было много всякой живности: коровы, козы, овцы, гуси, утки, куры. В тот год у нас пять гусок вывели сорок пять птенцов, и каждая водила своих гусят.

Однажды подъезжаю ко двору, открываю калитку, а мне навстречу бежит гуска:

— Га-га-га! Га га га!

— Я присела обняла её за шею:

Что случилось моя хорошая? — а она дергает меня за подол. Поднялась:

— Ну пойдем, что там с детками?

Подхожу, лежит гусёнок на земле, она его клювом пытается поднять. Я взяла гусенка, прислонила к уху — не бьется сердечко. Взяла с забора тряпочку, завернула гусенка и положила его в тенек. Вскоре гусенок запищал, я дала ему водички, погладила по головке, прижала к щеке и говорю:

— Ну, мой Юрко, теперь ты будешь жить!

Понесла его к гуске. Сколько было радости!

С тех пор мой Юрко всегда встречал меня у калитки и все стадо бежало за ним. Я не знаю, почему назвала его Юрком. А он на самом деле оказался гусаком и стал вожаком стаи. И вот однажды, как всегда, меня у калитки встретил Юрко. Я наклонилась к нему, обняла за шею, а он клюет пшеницу из моей руки. Я приговариваю:

— Ах ты мой красавец, какой умный!

В это время я получаю сильный удар по голове и вместе с Юрком падаю на землю. А муж — это был он, и, как всегда, пьяный, раскидывая гусят ногами, шатаясь бредет к крыльцу. Юрко быстро поднялся, догнал его и вцепился клювом ему в ногу. Муж заорал от боли. Я перехватила гусака за шею, загнала в загон и закрыла калитку. А муж все орал. Я подошла и говорю:

— Слушай меня внимательно. Придёт день, и Юрко отомстит тебе. Гусак не прощает. Запомнил? И я тоже не прощаю!

Прошел месяц. Пришла повестка сыну Саше в армию. Держит повестку, на глазах слезы:

— Мамочка. Как же тяжело тебе теперь придется!

— Сынулечка, иди, служи честно. За меня не волнуйся. Я сильная, все выдержу.

Отметили проводы Саши. Колхоз выделил автобус, отвезти новобранца в военкомат. Я поцеловала сынулечку, пожелала благополучной службы. Не видя за слезами ничего, стояла, пока машина не скрылась за поворотом. А затем побрела домой.

Дошла до калитки, вытерла слезы. В нашем дворе за столом сидели трое соседей, собутыльников моего мужа. Слышу его голос:

— Смотрите, смотрите, вот этот гусак — любимчик моей благоверной.

В это мгновение гусак схватил его за нос. Муж вскочил на ноги, а Юрко повис, намертво ухватившись за его нос, начал избивать его крыльями и драть грудь ногами. От рубашки мужа полетели клочья. Оба были в крови. Наконец, муж изловчился, высвободил руки, схватил гусака за шею, оторвал от себя, выкинул в загон и захлопнул калитку. Когда он повернулся к нам, открылась ужасная картина. Содранная кожа, лицо в крови. Окровавленные лоскуты рубашки свисают до самых колен. Ужас! Соседи сразу протрезвели и, испугавшись, убежали домой.

У меня больное сердце, и после такого потрясения, еще и случившегося в день проводов сына, я попала на больничную койку. Когда мне стало полегче, зашла знакомая медсестра и говорит:

— Ну, расскажи, что у вас случилось на проводах? Я как раз была на дежурстве, когда твоего благоверного к нам доставили. Спрашиваю: «Митя, кто же тебя так изуродовал?» А он сказал, что твой любовник Юрко. Врачи, как положено, сразу оформили заявление в милицию о побоях. Пока я ему оказывала первую помощь, он все стонал. После перевязки я говорю: «Митя, а как фамилия ее любовника?». «Какого еще любовника? Это наш гусак Юрка побил меня». Такой поднялся хохот, что стёкла задрожали во всех палатах.

Вот так Юрко отомстил за себя и за меня.

Н.К. Крапивницкая, ст. Смоленская Краснодарского края.

Читайте также