14 августа, 16+

Бьётся сердце под бронежилетом. Военкору Владимиру Аносову не легко рассказывать о своей работе на Донбассе

Военный журналист Владимир Аносов. Фото Владимира Веленгурина

Наш коллега, военный журналист Владимир Аносов ненадолго вернулся из командировки на Донбасс. Один из лучших фотокорреспондентов Краснодарского края и России, удивительный человек с несгибаемым характером стал гостем нашей редакции. «Моя Околица» уже публиковала его пронзительный фоторепортаж из Мариуполя. Рвущиеся снаряды, руины зданий, боль и отчаяние мирных людей – все это Владимир видел через прицел фотокамеры за долгие 84 дня своей командировки. Сложнейшая работа, которую фронтовой корреспондент не просто выполнил, а прожил, прочувствовал.

«Наконец-то вернулся!»

Владимира Аносова мы встретили в «Околице» как родного. Замечательный человек, классный фотограф, один из лучших на Кубани. Еще когда он был в Донбассе, договорились, что по его возвращении обязательно выпьем с ним чашку чая. Переживали, лишь бы вернулся живой. 

– Это одна из напряженных моих командировок, – выдохнул Владимир.

Видно, что не отошел еще от кошмара, который творится «там»: «Закрываешь глаза и видишь взрывы, детей, стариков, военных – чумазых, будто только из шахты вышли. Страшно даже вспоминать». 

«Впервые окунулся в ванну с горячей водой, – улыбается через время. – Там была только холодная, и то по часам». 

Угощаем гостя черешневым вареньем с лимоном. А он: «Можно, повезу с собой, когда обратно поеду на Донбасс? Для ребят это будет особенный подарок». Конечно, еще бы! Ну вот, только приехал в отпуск – и уже назад засобирался. Мыслями все еще там.

Вспоминаем, как недавно плавали вместе с ним и другими коллегами по морю на теплоходе, какие чудесные снимки у него получились! Мы все подсматривали, как он выбирает ракурс. Тогда снимки светились счастьем, переливались оттенками морской лазури. Сейчас в его фотокамере совсем другие кадры. С запахом дыма и гари, с темными оттенками человеческого горя, борьбы жизни и смерти. Тысячи снимков – отражение событий, судеб людей, за которых мы сейчас переживаем все вместе. Каждый как скребком продирает сердце. Невозможно поверить что такое сейчас творится рядом с нами. 

– Равнодушным оставаться невозможно. Ты понимаешь, что горе у людей. Что такое взрывная волна. Когда железные двери разворачивает и выносит. Когда людей выносит. Страшная вещь…   Как можно наводить орудие танка и стрелять по многоэтажкам, где есть мирные люди? Как это называется? Это не укладывается в голове. Это расчеловечивание, – размышляет Аносов.

Иногда во время долгого разговора он на мгновение прикладывает ладони к вискам и… замолкает. Как будто «туда» телепортируется. Нелегко вспоминать. Не обо всем расскажешь. Да и нужно ли? Словами не опишешь.

Пронзительное откровение

84 дня в командировке в Донбассе от «Российской газеты». Это был его выбор. Предложили: «Володя, поедешь?» И он не раздумывая: «Поеду!» Десятки фоторепортажей в «Российской газете», целый терабайт фотографий. Сложнейшая работа, которую фронтовой корреспондент не просто выполнил, а прожил, прочувствовал. Опасно, страшно, но опыт человека военного, прошедшего две чеченские операции, события в Южной Осетии, помогают справиться и не сломаться. Редакционный водитель, возивший Владимира, рассказал, как во время украинской бомбежки в Донецке все попадали на землю, а Аносов спокойно стоял и щелкал затвором фотоаппарата столбы дыма от взрывов снарядов. Каково! В детстве он мечтал стать и военным, и фотографом. Обе мечты сбылись! 

В Москве в медиацентре «Российской газеты» прошла выставка его  фотографий «Донбасс-2022». Чтобы люди видели, думали, размышляли. Это «пронзительное откровение от увиденного в Донецке, Волновахе, Мариуполе и на передовой». Есть у этой выставки и другое название: «Выпьем за шагавших под огнем». А  лейтмотив – слова из песни Булата Окуджавы: «И слова, и пули, и любовь, и кровь».

«Есть в работе военкора одно качество, которое отличает мастера от просто профессионала, – написал первый зам. главного редактора «Российской газеты» Юрий Лепский. – Смелость? Наблюдательность? Виртуозное владение камерой? Бесстрашие? Заслуженное уважение наших бойцов и полевых командиров? Умение оценить подвиг? Это качество – сострадание. Талант услышать человеческое сердце даже под бронежилетом. Ощутить отцовство, даже когда страдает чужой ребенок. Умение разделить с человеком ужас невозвратной потери. Порадоваться вместе с другим счастью выживания. И суметь «сыграть» эти чувства на своей фотокамере.

Все, о чем я пишу, в полной мере относится к нашему замечательному фотографу и военкору Владимиру Аносову, прошедшему фронтовые дороги 2022 года. Как читатель и зритель я верю ему, я благодарен его взгляду, потому что в нем есть не только смелость и мужество, но и талант сострадания».

Фото В. Аносова.
Фото В. Аносова.
Фото В. Аносова.
Фото В. Аносова.

Звонок из «неизвестности»           

И талант помогать тем, кто в беде. Это у него в крови. Не может пройти мимо людского горя. Не поделиться хлебом. Не сделать все, что от него зависит. Знает, как страшно остаться без ничего, без дома, без документов, один на один со своим горем.  

– Приехали мы на левый берег Мариуполя, – рассказывает Владимир. –  Как раз когда должны были выводить людей по красному коридору из «Азовстали». Около одного из домов подошел ко мне местный житель: «Помогите! У женщины из дома ногу раздуло, плохо ей, надо в больницу». С нами ребята были военные, слышали. В Донецке мы передали бумажку с информацией, рассказали, что людям нужна помощь. Так через два дня им продукты привезли, генератор выгрузили. Такой праздник у них был! Я как раз туда приехал. Вдруг сзади подбегает тот дядечка, дергает за руку: «Большое вам спасибо!» «За что?» – спрашиваю. «Приехали, забрали в больницу раненых!» Хочется помочь людям, отдаешь, что взял с собой в дорогу перекусить. Хочется накормить. Неважно, славянин это или нет, все наши. Мои коллеги много помогали. Телефонами, звонками, записывали аудио, распространяли, искали чьих-то родственников. Люди рыдали, просили найти родных, передать им весточку и сказать, что живы. Что такое для людей неизвестность, понимаете…  

 После репортажа Владимира Аносова из Волновахи люди собрали для восстановления разрушенного местного храма 500 тысяч рублей и до сих пор присылают деньги, иконы, церковную утварь. 

Вот еще случай. Дело было в Петровском районе: «Метрах в пяти от входа в бомбоубежище бомба упала, – рассказал Владимир. – Слава Богу, люди не пострадали. Поговорил с одной женщиной, она уже 8 лет живет в этом бомбоубежище. Как так?! Почему? Зашел на сайт администрации Донецка и Петровского района, написал, что беспокоит ее судьба. Ответил мне зам. главы Петровского района. Ей предложили комнату в общежитии. Она отказалась (три кошки, собаки – куда их?) Ни в какую. Сказала, найдет где жить. Не знаю где она сейчас. Но обещали за ней присматривать. Я более-менее за нее теперь спокоен, главное, чтобы не блуждала нигде».

«Я молилась за него»

Старался уберечь от беды и своих коллег-журналистов. Как военный помогал, давал советы или хватал за шиворот: «Не лезь туда!» Там мины натянуты!» По неопытности их трудно увидеть. «По одному ходить нельзя, даже в подвалы, в бомбоубежища. Народ обозленный, всякое может случиться. Мы же в прямом и переносном смысле ходим по минному полю», – объяснил Владимир. Вспомнил, как однажды во время съемок с коллегами снарядом срезало электропровод с линии передач, и он упал прямо у них перед ногами. Чуть ближе бы упал – и все… Таких случаев, когда только чудо спасало, немало. Ведь журналисты, как и военные, – в брониках, касках, язык на плечо… Плечом к плечу с солдатами. 

– Видел, как с танка убирают снайперов. Как разминируют территорию подстанции, которая питает Мариуполь. В мае попали под «град». Ранило двух журналистов. Не доезжая до Докучаевска 500 метров. Только дали машине задний ход – бах! И два прилета, мины. Чудом спаслись. А может, силой молитвы?  

– Очень переживала, молилась за него, – рассказала нам супруга Владимира Наталья. – Молилась за всех воинов-защитников. Молитва близкого человека очень сильная. Я в это верю. А не отпустить Володю в эту опасную командировку разве могла? Он все равно бы уехал. Никогда не прятался за спины других. Честный, борец за справедливость. Другие прогнутся, а он – нет. У нас в семье никто не отлынивал от трудностей. Во всех поколениях и мужчины, и женщины Родину защищали. Володя во время военной службы всегда заботился о рядовых. Был строг, но справедлив. Считаю, что так должны поступать настоящие мужчины.

«Моя боевая подруга», – говорит Владимир о супруге. Она за ним как ниточка за иголочкой. Вместе с мужем Наталья служила в гарнизоне, в узле связи. 37 лет и не один пуд соли вместе… Еще черно-белые фотографии печатали, много путешествовали. И очень часто – по Украине.

– Когда я окончил военное училище, часто с женой ездили через Киев, жили там, гуляли по Крещатику, много было друзей, – вспоминает Владимир. – Свадьба у нас была в Ростовской области, откуда я родом – в Новочеркасске. Снабжение в «восьмидесятые» там было не очень, поэтому ездили в Донецкую область за продуктами. Тогда не могли и подумать, что придется видеть эту красивую землю такой, взрыхленной бомбами.

Военный журналист Владимир Аносов. Фото Владимира Веленгурина
В «Российской газете» открылась фотовыставка фронтового корреспондента редакции Владимира Аносова «Донбасс-2022» Фото: rg.ru
Фото: rg.ru
Фото: rg.ru

Дело чести

«Товарищ майор!» – так обращались к Владимиру Аносову еще 20 лет назад, когда он был начальником расчета подготовки самолетов. Звание майора ему присвоили за освобождение Дагестана. 

– Тогда я бы не поверил, что стану военным журналистом, – говорит Владимир. 

Но мечта была всегда, с тех пор, как отец подарил ему новенькую камеру «Смена». После армии, в Комсомольске на Амуре, участвовал в фотовыставках, печатал снимки в газетах. Понемногу учился где и как мог.

– А на Кубани первая моя публикация была в «Краснодарских известиях» о первой выставке кинофотоаппаратуры в Москве. Потом написал заметку о чеченских событиях. Тогда мне сказали: «Еще одна публикация и с тебя снимут погоны!» Казалось, на том и закончилась моя журналистика.  

Но нет! Все только началось, когда в 2001 году Аносов пошел работать оператором в фотосалон. Через год устроился фотокором в газету. А в этом году уже 20 лет, как Владимир в журналистике. И все свои чувства, переживания, свой взгляд на жизнь он передает через фотокамеру. И пишет, честно, искренне, без прикрас.

– Мой отец воевал, связистом был, дед воевал сапером – у него так и не извлекли осколки из тела. Оккупацию дед прошел в Новочеркасске.  Это дело чести – продолжить их традицию. Не всем обязательно ехать работать на Донбасс. Но проблема с кадрами там большая. Не хватает медиков. Идет восстановление городов, сел, много людей для этого нужно. Каждый, кто может помочь, здесь нужен. 

Через несколько дней Владимир Аносов вновь отправился на Донбасс. У фронтового журналиста там еще много дел. Он поделился, что хочет сделать репортаж о смелой женщине, которая руководит батальоном залпового огня «Град». А вот до экипажа женщин-танкистов ему пока «не дали добраться». Но он очень упрямый, и есть у него твердое правило: «С одной стороны дверь не открывают – я постараюсь зайти с другой!» Такой он человек.

Наталья Иваненко. 

Читайте также