26 октября, 16+

А так хорошо всё начиналось… Но у мужа появились друзья, все почему-то пьющие

Фото: smakon.jp

В тот год мне несколько раз снился один и тот же сон: стою на краю огромного котлована, а внизу пляшет муж, выделывая немыслимые коленца. Сначала он ускорял темп, потом удалялся, уменьшался и, наконец, исчезал совсем. Меня охватывал леденящий ужас, причем надолго, даже после полного пробуждения. А вскоре это чувство пришлось пережить наяву.

Тем мартовским утром Петя, мой муж, с другом Денисом поехали на рыбалку, захватив с собой еду и, конечно, выпивку. Вернулись к вечеру, без рыбы, на «хорошем хмелю». На рыбалке Петя зачем-то прыгал в речку, хотя было холодно, а Денис его спасал. Во двор «ввалились» какие-то бесформенные нетрезвые фигуры, будто слепленные из грязи, которые падая, тащили такой же, весь в грязи, мотороллер.

Потом «рыбаки» топили баню («кочегарили» всегда до 100о) и, наверное, мылись, а может «банкет» продолжался (теперь об этом уже никто не узнает). Я не вмешивалась «в процесс» — Петя не любил этого. А через какое-то время прибежал испуганный Денис и закричал: «Петя умер!»

Вызвали «скорую», которая оказала помощь только мне. Пете она уже не была нужна. Диагноз: «Острая сердечная недостаточность…»  Было ему 64 года. После  уколов и таблеток я плохо соображала…  Даже сегодня не знаю, как пережила те страшные дни. Не дай, Бог никому испытать это.

А начиналось все прекрасно. Познакомились мы в лихие 90-е. Петя однажды просто предложил выйти за него замуж. Личная жизнь у обоих не сложилась, и я, и он были в разводе. Возникла взаимная симпатия, потом романтическая поездка на море, цветы, регистрация брака, перемена места жительства, у Пети – новая работа. Тогда нам улыбалось счастье…

Петя был работящим, хозяйственным, к тому же, необыкновенно хорош собой. Спокойный и покладистый, он со всеми был приветлив и общителен. На новом месте скоро обзавелся множеством друзей. Дом (а позже гараж) всегда и для всех был открыт. Петя был безотказен, всем и во всем помогал. Любил всех угощать.

С уходом на пенсию его часто навещали друзья, все почему-то пьющие. Было это так: сегодня, например, придет Витя, завтра – Вася, послезавтра – Толик и так каждый день. С утра Петя, как правило, занимался хозяйством, а потом – приятное общение с друзьями и, конечно, выпивки. День за днем, год за годом, рюмка за рюмкой, и к ночи часто муж был совсем «готов» (пьяный). Травмировал себя, а иногда и меня.

Я постоянно уговаривала  его не пить, рассказывала о вреде алкоголя, напоминала о покойных брате и сестре, других пьющих людях, а в ответ: «Ты не знаешь, как пьют другие. И ведь ничего! Водка – это лекарство от всех болезней, даже от рака». Всегда считал, что вред организму исключительно от еды. Бывало, на обед не дозовешься. Ел очень мало. Много раз предлагала попить травы от алкоголя, чем невероятно злила его. «Я не алкоголик, брошу пить в любое время, когда захочу!» — возмущался муж. Наши отношения с каждым годом становились все прохладнее.

В последнее время Петя часто жаловался на боли в груди, но в больницу обращаться не хотел. От водки боль проходила и, конечно, улучшалось настроение. Умом понимала, что надо что-то делать, но яростно сопротивлялся он, да и я думала, что еще «успею». Не успела…

Не могу простить себе, что не смогла продлить Пете жизнь. Должна была что-то предпринять даже против его воли, но… До сих пор не проходит тяжесть, боль в груди, а всего сильнее – чувство вины за опоздание…

Людмила, г. Горячий Ключ.

Читайте также