24 июня, 16+

Могли и расстрелять: мама организовала подпольный госпиталь – наверху лечила немцев, а в подвале – русских

Мария Феликсовна Стычинская. Фото из семейного архива

В преддверии Дня Победы хочу рассказать о своей маме, ветеране Великой Отечественной войны, заслуженном враче РСФСР, хирурге-гинекологе Марии Феликсовне Стычинской.

Родилась мама в 1913 году в г. Минводы. После окончания Ростовского мединститута её направили на работу в станицу Каневскую, хотя была возможность остаться в ординатуре.

Когда началась война, мама оказалась на территории, занятой немцами, но не уехала, так как с нею было двое детей и её мама, моя бабушка. Больница, в которой она работала, уцелела при бомбардировках. Мама организовала в ней подпольный госпиталь – наверху лечила немцев, а в подвале – русских.

Работа у мамы была трудная, а кроме того, было очень страшно – в любой момент её могли «вычислить» и расстрелять. Однажды она спаслась чудом: один из немецких офицеров проявил милосердие и предупредил её, что ночью будет облава и что она должна сделать так, чтобы даже бинта нигде не нашли, не говоря уже о присутствии раненых русских. С наступлением темноты мама умудрилась переправить всех раненых русских в плавни. Сообщивший об облаве немец, зная, что его измена будет раскрыта, велел маме, чтобы, когда его расстреляют, она притворилась, что радуется — это поможет ей обмануть фашистов. Утром его, действительно, расстреляли, а мама всё сделала, как он сказал – смеялась и хлопала в ладоши. Когда всё закончилось, с мамой случилась истерика, и бабушка, чтобы она не выдала себя, держала дочь, накрыв её своим телом.

После войны маму стали приглашать в органы госбезопасности и задавать вопросы о её работе в тылу у немцев. К счастью, заступиться за неё приехал один из советских лётчиков, которого мама выхаживала в подвале той самой больницы. Маму перестали вызывать на «беседы».

Мама была очень добрым человеком, но в тоже время и очень строгим. А как вкусно она готовила! Она умела всё: стрелять и вышивать, ездить на лошади и чинить бытовую технику. У неё была собака овчарка Индус, и, когда мама уже официально не работала, но её часто вызывали на операции, Индус обязательно сопровождал её до двери больницы и не уходил со ступенек, пока она не закончит работу. Возвращались домой они всегда вместе.

Умерла мама в 1993 году, но многие пациенты помнят её до сих пор, ведь она спасла столько жизней.

Я маму почти не видела – она постоянно была в операционной. Позже, когда я уже училась в медучилище, я частенько присутствовала на её операциях, а потом даже проходила практику у неё. Помню те редкие вечера, когда мама бывала дома. Она садилась за пианино и играла, а мы с папой тихонько слушали. Особенно запомнился в ее исполнении офицерский вальс – необыкновенно красивая музыка!

После войны маму направили в станицу Новощербиновскую, где она работала главным врачом и где родилась и я. А вскоре маму перевели на работу в станицу Старощербиновскую, где она трудилась до пенсии. Жители района до сих пор считают её легендой района. В музее станицы Каневской есть экспонаты, посвященные моей маме. Её знал весь район и край, но вот меня давно мучает такой вопрос – почему на нашей районной больнице нет хотя бы маленькой мемориальной доски, что в ней работал такой заслуженный человек. Обидно!

У мамы есть два правнука, один из которых учится в лётном училище в Краснодаре, другой в военном училище в Воронеже.

С.А. МИЩЕНКО, ст. Старощербиновская Краснодарского края.

Читайте также