21 февраля, 16+

Молоко для Буренки

Фото: gp.by

Когда началась Великая Отечественная война, мне едва исполнилось 9 лет, а моим сестренкам было и того меньше: второй — 7, третьей — 5, а младшенькой — 2 годика. Отец перед тем, как уйти на фронт, перевез нас с мамой и сестрами  в деревню к своим родителям. Там мы и прожили всю войну.

Немцы захватили нашу деревню зимой. Такой ужасной, холодной и снежной зимы я с той пор не припомню. Деревушка была маленькая, а немцев согнали множество. В каждую хату набивались по 10-15 солдат. Настелят на полу соломы и спят вповалку в обнимку с автоматами. Мы с мамой и сестричками ютились на печке, а бабушка с дедом — на скамье. Весной стало полегче: немцы разбили во дворе палатки и перешли жить туда. Но следующей зимой снова жили в нашем доме.

Вокруг нашей деревни постоянно шли бои. Взрывы, стрельба, рев мотоциклов — до сих пор эти страшные звуки стоят у меня в ушах.

Однажды дедушка зашел в сарай и наткнулся там на двух советских бойцов, прятавшихся от немцев. «Отец, не выдавай нас! Дня через три мы к свои уйдем. Дай нам только воды и краюху хлеба,» — попросили ребята. Дед принес им воды, хлеба и сала. Той ночью я проснулась и услышала, как дедушка шепотом рассказывал об этом бабушке.

На следующий день все немцы, «квартировавшие» у нас, куда-то исчезли. Дедушка и говорит мне: «Отнеси-ка в сарай молочко и хлеб для Буренки. Поставь возле сена и возвращайся». Дал мне в руки большую кружку с молоком, в карман сунул хлеб. Подошла я к сараю, и тут, как назло, во двор с ревом влетают два немецких мотоцикла. Немцы с седел слезли и пристально на меня смотрят. Что делать? Иду ко входу в сарай и слышу, как совсем близко скрипит снег под солдатскими сапогами: один немец у меня прямо за спиной. А сарай наш был покрыт камышом, свисавшим с крыши почти до самой земли. Подошла я ко входу, вытянула одну камышинку. Вставила ее в кружку и стала пить молоко через эту «соломинку». Повернулась к немцу и говорю: «Молоко! Вкусное, попробуйте!». Он засмеялся, похлопал меня по макушке и сказал: «Киндер — шалун».

Немцы снова уехали. Я отнесла молоко и хлеб в сарай и вернулась в хату. Смотрю — дедушка стоит на коленях перед иконами и повторяет: «Господи, спаси и помилуй!». Бросился ко мне, прижал к груди и заплакал. А через пару дней наши солдаты смогли уйти и прорваться к своим.

Вскоре бои начались совсем близко. Наше село бомбили днем и ночью. Маму ранило осколком. Врачей у нас не было и мама умерла. Ей было всего 33 года…

Остались мы с сестрами сиротами. «Бедные дети!» — твердили соседи во время маминых похорон. Вот такое было время — больше жалели не тех, кто умер, а тех, кто остался в живых. Слава Богу, у нас были бабушка с дедушкой. Но было так тяжело, что до сих пор страшно вспоминать. Голодали так, что ели траву — и сырую, и вареную. Но мы выжили…

Сегодня мне 86 лет. У меня большая счастливая семья. Все дети и внуки получили высшее образование. Внуки в совершенстве знают по 3-4 иностранных языка — ну как ими не гордиться! Уже и правнуки есть. Глядя на них, я мечтаю об одном — чтобы больше никогда не было войны. Пусть все люди живут мирно и счастливо!

ОЗАШВИЛИ, г. Горячий Ключ, Краснодарский край.

Загрузка...

Добавить комментарий

Модуль комментирования mediaism.

«Моя Околица» принесла удачу: подписчики выиграли телевизоры!

Трое победителей подписной лотереи стали обладателями главных призов — новеньких телевизоров. 15 февраля в…

Диетические продукты вызывают ожирение

«Многие «обезжиренные» диетические продукты содержат в себе много сахара и маскируются под здоровую пищу, используя яркие упаковки…

Чартеры накажут за издевательства над пассажирами

Росавиация рассматривает возможность ограничения чартерных программ авиакомпаний, если те будут продолжать систематически задерживать рейсы,…

На курортах Кубани места хватит всем

Краснодарский край готов принять всех туристов в случае отмены чартеров в Турцию. Такое заявление…