17 октября, 16+

Письма с фронта. Сказки солдата


Фёдор Михайлович Денисенко (24.04.1910–31.01.1977) – сержант. В свободное от боёв время писал заметки и короткие рассказы, которые публиковались в дивизионной газете. Также он писал сказки для двоих сыновей и отправлял их в письмах домой. После войны Ф.М. Денисенко более пяти лет работал замдиректора районной газеты «Сталинец», учителем математики в СШ № 3 ст. Крыловской, публиковался в районной газете «Степные зори».

Резвушка-разведчица

Goat and kid

Жила-была у партизан козочка Резвушка. Как-то захотели немцы покончить с партизанами, стали окружать лес. А тем временем ходила по лесу козочка и щипала травку. Заметила врагов и направилась было предупредить о том партизан. «Увидят фашисты, куда я побегу, узнают, где есть партизаны», – подумала и повернула совсем в другую сторону. Бежит и блеет, будто в отряд партизанский спешит. Заметили её немцы и ну за ней.

Вела-вела их козочка и завела в самое топкое болото. Залезли преследователи в топь, а вылезти не могут. Скрытно прибежала Резвушка к партизанам и всё им проблеяла. Пошли они к болоту следом за козочкой. Видят – а в топи барахтаются, вылезти не могут фашисты…

А тем временем Резвушка опять пошла в разведку. Щиплет травку да всё посматривает, не идут ли в лес немцы, чтобы опять обмануть и в болото их завести.

Дед Мороз

118

Жил-был славный Дед Мороз. Много у него работы, особенно под Новый год. Нужно обойти все реки и навести ледяные мосты, снежком, как ватой, украсить поля да леса, а самое главное – принести из лесу ёлку и подарки для ребятни.

Но пришли на родную землю фашисты. Закрыли школы. Ёлочки сломали, сожгли, только одну оставили – для себя. Игрушки ёлочные у малышей отобрали. Одни повесили на свою ёлку, другие в Германию отправили. Дома селян сожгли, родителей отправили в неволю. Остались только маленькие дети, плачут, прячутся кто в хлеву, а кто у развалин домишек…

Осмотрел Дед Мороз село и не узнал его. Особенно жалко ему стало детей. Укрыл их пуховым одеялом и пошёл смотреть, кто же это такие пакости наделал.

Во всём селе осталась одна хата, и в ней фашисты ёлку украсили, на столе выставили закуски и выпивку. Сидят, ждут главного разбойника фон Фрица. Волосы рыжие, глаза навыкате – как у рака.

Дед Мороз удивился: на столе в золотых блюдах лежали маслины греческие, макароны итальянские, лимоны испанские, сыр голландский, окорок украинский, картофель белорусский, хлеб пшеничный русский, колбаса киевская, сало кубанское, сахар винницкий, сельдь керченская. В кастрюлях борщ кубанский, галушки полтавские, вареники донские, щи рязанские, суп смоленский и масло советское. Сидят разбойники, курят папиросы крымские, махорку кременчугскую и зажигают их спичками гомельскими.

Посмотрел Дед Мороз и покачал головой:

– Ай-ай! Да ведь это же разбойники международные. Они разграбили всю Европу, забрали у людей всё добро, в сами обжираются.

Хотел Дед Мороз уйти, как вдруг вошёл в комнату сам фон Фриц. Все встали, как по команде, подняли кверху правую руку и пролаяли что-то непонятное.

Стал фон Фриц раздеваться. А на нём шинель польская, гимнастёрка из сукна бельгийского, сапоги датские, перчатки норвежские, кашне шёлковое… Взял он рюмку хрустальную – петергофскую, налил вина шампанского и выпил, а за ним выпили и все остальные.

И стал этот фон Фриц рассказывать о своих победах – сколько людей замучил, домов сжёг, а сам ест и пьёт вино, а все восторгаются его победами. Стало тут не по себе Деду Морозу. Стукнул он рукой в стекло и разбил его, ледяной ветер и подул в комнату. Послал фон Фриц одного солдата закрыть окно. Дед Мороз принял его в свои объятия и заморозил. И так другого, третьего… Остался один в хате фон Фриц, стало ему страшно. Выглянул в дверь посмотреть, куда это фрицы задевались. Только просунул голову из сеней, тут Дед Мороз хвать его за нос – и во двор.

– Ага, попался! Это ты детей обидел, отнял у них ёлки и игрушки? Сжёг дома, закабалил родителей? Вот покажу тебе, где раки зимуют!

Фон Фриц заплакал, просит:

– Дедушка, отпусти меня на волю. Это про меня плохо говорят, а я весь хороший.

– Видел я, – сказал Дед Мороз, – твои делишки, не проведёшь. Никуда тебе не уйти от советского суда за слёзы и муки народа, за сожжённые города и сёла. А сейчас я тебе судья! – и фон Фриц стал превращаться в ледяное чучело.

Из третьего тома книги “Письма с фронта”

Не принимают новые деньги? Жалуйтесь!

  В Краснодарском крае открылась «горячая линия» по вопросам приема новых денег номиналом 200 и…

Круче, чем сантехник

Засоры в сливах раковины и ванны образуются постоянно. К счастью, есть простое и действенное…

«Атамань» возглавила рейтинг музеев

Казачья станица оказалась на первом месте в топ-10 самых популярных этнопарков России. Рейтинг музеев…

От печали до радости

Не дайте депрессии ни единого шанса испортить ваше настроение и самочувствие! Ее недаром называют…