20 мая, 16+

Воздушный бой. Невозможно было понять, где наш самолет, а где немецкий

Иллюстрация: freepik/Freepik

Битва за Кубань. Из воспоминаний военных лет

Я был свидетелем оккупации станицы Самурской Апшеронского района, где немцы взяли на учет всех мужчин и даже ребят-подростков, вплоть до 1927 года рождения.

Всех нас немцы привлекали к работам на железнодорожной станции, которую фашисты готовили к переброске вооружения и товаров, которые они награбили в станицах Кубани.

Вспоминаю один из эпизодов. 1942 год. Наши войска, отходя, подожгли мост. Он сильно обгорел, но металлический каркас остался. Немцы, конечно начали его восстанавливать, привлекая к строительству нас, станичников.

Однажды в небе появились три наших самолета и начали обстрел строящегося моста, но их тут же атаковала немецкая зенитная батарея, а через несколько минут со стороны Майкопа появились и немецкие штурмовики. Прямо над нашими крышами завязался воздушный бой. Мы прыгали в вырытые во дворах окопы и оттуда наблюдали за сражением. Было жутко и очень страшно. Иногда невозможно было понять, где наш самолет, а где немецкий.

Вдруг один самолет резко пошел на запад, в сторону Тухи, а за ним длинный черный шлейф дыма. Когда бой закончился, самолеты разлетелись в разные стороны. Я решил, что это был наш сбитый самолет, но соседи утверждали, что просто наш летчик дал дымовую завесу, чтобы уйти от фашистов.
Прошло много лет. Война давно закончилась, а тот случай не выходил из памяти. Как-то я был в станице Самурской и спрашивал местных жителей о том бое и самолете с черным дымом, который пытался уйти от немецкого штурмовика. Сестра рассказала, что их совхоз ухаживает за могилой летчика в районе Острый Шпиль и хутора Червякова, и я сделал вывод, что, видимо, это и есть летчик того самого самолета, который все же не ушел от проклятого фашиста. Вечная память герою!

И М. МУРЧЕНКО, г. Усть-Лабинск Краснодарского края.

Читайте также