21 апреля, 16+

Родные предали, и бабушка нашла себе новую, любящую семью

Фото: freepik

Приехала к детям «доживать», а те ходили мимо, не замечая. даже не разговаривали со старушкой…

Во дворе девятиэтажки на лавочке сидела пожилая женщина в серой старенькой кофте. Ольга Матвеевна не замечала яркого весеннего солнышка, не слышала веселого треска стрекозиных крыльев, она с болью в душе думала о том, как тяжело ей оказалось жить с собственными дочкой и внучкой.

Рита и Наташа работали в большой фирме, обеспеченные, образованные женщины, но не было в них ни тепла, ни доброты. К сожалению, они были очень похожи на покойного отца Риты, Василия, сурового и необщительного человека. Ольге Матвеевне, добрейшему человеку, было очень неуютно в просторной квартире дочери, но старушка уже продала свой дом в деревне и все деньги отдала Рите, переехав к ней «доживать».

Сначала Ольга Матвеевна пыталась растопить сердца ее девочек, пекла пироги, вязала им носки, но не получила в ответ ни «Спасибо», ни ласкового поцелуя в щечку. Пирог оказался «хуже, чем в пиццерии», а носки колючие. Старушка сначала расстроилась, а потом потеряла всякий интерес к всем этим уютным делам. Вместе с этим и глаза ее потеряли всякий блеск, а сердце – радость. И стала ее жизнь скучной и пустой, только и оставалось, что вспоминать милую деревеньку, улочку родную, над которой старые деревья склонялись, словно мама с папой над колыбелькой малыша, да соседок-товарок, которых знала с самого детства.

Тяжело вздохнув, Ольга Матвеевна подумала о том, что ей совсем не хочется возвращаться в квартиру и тут вздрогнула: мимо нее, с громким хохотом, даже повизгивая, пронесся мальчуган лет трех, а следом девушка с коляской пыталась догнать его, но не успевала.

— Внученька, давай я с коляской постою, пока ты сорванца своего поймаешь, — вдруг крикнула ей Ольга Матвеевна.

Девушка резко затормозила, оставила у старушки коляску, проговорила: «Я быстро» и помчалась за сыном. Через пару минут она, еле переводя дыхание, присела рядом с бабушкой, которая с очень ответственным видом качала младшего ребеночка. Мальчик на руках у девушки широко улыбался, ему явно очень понравилась эта погоня.

— Вот расскажу папе, как ты балуешься, — Настя, мама малышей, пригрозила сыну пальцем и вдруг заплакала.

Ольга Матвеевна испуганно посмотрела на нее, а потом осторожно погладила девушку по плечу. Настя и не заметила, как рассказала сердобольной старушке о своих проблемах. Замуж она вышла сразу после школы, в восемнадцать, за соседа, которого любила с десяти лет. Ваня был старше ее на три года, он был одноклассником Настиного брата. Потом они уехали из поселка в город, устроились на работу, а через год у молодых родился Костик, еще через три – Маришка. Жили они в квартире бабушки Вани, которую забрали к себе его родители. Жили дружно, никогда не ссорились, муж не пил, всегда помогал Насте. Но месяц назад, когда он ездил проходить медкомиссию, устраиваясь на другую работу, его прямо на переходе сбила машина. В больнице ему сделали операцию, затем вторую. Настя вздохнула и потерла глаза:

— Он и сейчас в больнице лежит, — сказала она, опустив голову, — Больничного нет, потому что он уволился, но не успел устроиться на новое место. Я не могу выйти на работу, Маришка еще кроха. К маме тоже вернуться не могу, как же Ваня тут в больнице останется? Даже не представляю, как жить будем. И няньку нанять денег нет, они такую оплату требуют! – девушка потерла нос указательным пальцем и вдруг улыбнулась: — Зато Ванечка мой жив, и врачи говорят, что он полностью выздоровеет, со временем, конечно.

— Внученька, я могу за твоими детками приглядеть, — воскликнула Ольга Матвеевна, — У меня времени уйма. Живу я с дочкой и внучкой. Они уже взрослые девочки, вполне справляются без меня. А платить мне много не нужно, мне пенсии хватает.

Настя удивленно посмотрела в глаза старушке, шутит или нет? Похоже, что не шутила. Тогда девушка обрадовалась и пригласила новую знакомую в гости, она жила в соседнем подъезде. На следующий день Настя оставила детей с Ольгой Матвеевной, сбегала в салон красоты, где работала парикмахером до декрета, предупредила, что выходит на работу и, счастливая, вернулась домой. Когда она заходила в квартиру, то даже замерла на пороге, так чудесно пахло пирогами с яблоками. Ольга Матвеевна не только справилась с детьми, но еще и угощение успела испечь.

— Я такой вкуснятины никогда не ела, — проговорила Настя с полным ртом, потом отхлебнула чай и посмотрела на Ольгу Матвеевну: — Вы такая замечательная, дети Вас сразу приняли, Маришка, вон, как тянется к Вам на руки, а Костик слушается лучше, чем меня. Даже не знаю, за что нам такое везение Вас встретить.

Старушка ничего ей не ответила, лишь счастливыми глазами смотрела, как стремительно исчезает кусок пирога во рту у Насти.

Прошло две недели. Ольга Матвеевна приходила к Насте водиться с малышами не только в те дни, когда девушка работала, но и в ее выходные, чтобы отпустить в больницу к Ване. Настя, как и дети, быстро привязалась к Ольге Матвеевне и уже называла ее не иначе, как «баба Оля». Девушка с удовольствием слушала рассказы старушки о молодости, о жизни в деревне, запоминала секреты выпечки, которыми охотно делила Ольга Матвеевна.

— Знаете, у меня не было бабушки в детстве, — как-то сказала Настя, — Мама с папой развелись, когда я была еще очень маленькая, так что бабушка по папиной линии меня не признавала, да и живет она далеко. А мамины родители умерли еще до моего рождения. Я всегда завидовала своим подружкам, которые рассказывали мне, как бабушки и дедушки их любят, как дарят им подарки, жалеют их. И мечтала о том, что когда-нибудь волшебница-фея подарит мне бабушку. Я понимала, что это глупое желание, но мне этого очень хотелось. А сейчас мне кажется, что мое желание вдруг сбылось.

Ольга Матвеевна даже заплакала, когда услышала эти Настины слова, она подошла к девушке и ласково обняла ее. И тут в квартиру кто-то постучал. У Насти на руках была Маришка, поэтому дверь открыла Ольга Матвеевна. Она очень удивилась, увидев на пороге квартиры свою дочь.

— Так, так, — ухмыльнулась Рита и прошла в комнату, даже не разуваясь, — Вот, значит, где ты пропадаешь, правильно мне соседка подсказала, — она огляделась и подошла к сидевшей на диване Насте: — Что, нашла себе дармовую служанку? А ты, милочка, подумала о том, что бабушка старенькая уже, у нее давление, ноги болят? Может, она потом по ночам таблетки горстями глотает, после того, как на вас тут горбатится за копейки?

— Не слушай ее, Настенька, нормально у меня с давлением, — вскрикнула Ольга Матвеевна и повернулась к дочери, — Да я с тех пор, как к ним приходить стала, словно заново жить начала. Вы же про меня совсем забыли. Ходите мимо, не замечая. Плечом зацепите и не обернетесь. Даже не разговариваете со мной. Я хотела быть нужной вам, но мой суп вам не нравится, прибираюсь я неправильно, пироги вам пекла, так вы молча съедите и по комнатам разойдетесь, ни похвалите, ни поблагодарите. А Настя, малыши – они любят меня, да мне ничего от них не нужно, никакой платы. Они мне дарят самое дорогое – счастье. Да, Рита, я здесь счастлива. С ними, а не с вами.

Рита смотрела на мать широко открытыми глазами, она покраснела и часто дышала.

Потом хотела что-то ответить, но резко повернулась и выбежала из квартиры, громко хлопнув дверью.

— Баба Оля, она обиделась? – тихо спросила Настя, а старушка устало присела рядом с ней и пожала плечами:

— По крайней мере, она меня услышала. Впервые за четыре года, что я живу с ними. Ты не переживай, — мягко дотронулась Ольга Матвеевна до руки девушки, — Я вас не брошу, что бы ни случилось.

На следующий день Ольга Матвеевна пришла как всегда, Настя ушла на работу, а когда вернулась, старушка неожиданно заторопилась домой. Она виновато улыбнулась и сказала:

— Ты уж прости меня, мне бежать нужно. Мои девочки меня в театр пригласили. Представляешь, они мне даже платье купили, — старушка прижала ладошки к груди, а потом быстро обняла Настю и ушла.

Настя была рада за бабу Олю, хоть и немного испугалась, что она теперь перестанет помогать ей с детьми. Но Ольга Матвеевна не перестала. Она потом рассказала, что дочь и внучка пытались уговорить ее бросить Настю и детей, но баба Оля категорично отказалась. Пришлось им с этим примириться, с условием, что в Настины выходные бабушка будет оставаться дома.

С тех пор Ольга Матвеевна даже расцвела. Она с радостью водилась с Настиными детьми, нашла общий язык с Ваней, когда он вернулся из больницы. А дома пекла пироги для своих девочек, которые теперь никогда не забывали говорить ей «спасибо». Через полгода Ваня окреп и нашел хорошую работу, так что Настя опять ушла в декрет с Маришкой. Но Ольга Матвеевна продолжала приходить к ним. Она так и осталась для них родным человеком, бабушкой Олей, доброй, заботливой и счастливой.

Мария Скиба, п. Красный Октябрь, Краснодарский край.

Читайте также: «Раскаяние. Было стыдно, что ради мужчины она отказалась от дочери и матери».

Читайте также