21 мая, 16+

Любовь не предаст: дождалась, потому что верила, им суждено быть вместе

Фото: pikisuperstar/Freepik

Дочку она назвала, как любимого, Святославой.

Это лето не баловало погодой. Весь июнь ходили в кофтах, а в июле вдруг ударила жара, и сразу захотелось на море. Что ни делаю, куда не иду, а перед глазами плещется море: теплое, бирюзовое, с отблесками солнца, а вечером – с лунной дорожкой. Когда надоело мечтать, заказала билет до Геленджика, и уже через пару дней сидела в автобусе. Моей соседкой в салоне оказалась женщина средних лет. Ехать долго, и потек разговор – о том, о сём, а потом о жизни.

Зина была сиротой, всю жизнь прожила с бабушкой в деревне. Начинала работать телятницей, окончила институт, стала зоотехником. В пору юности шла домой с фермы напрямую – через поле ржи. Рожь скрывала её по плечи, над колосьями плыла лишь голова. И вдруг рядом другая голова. Солдат! Испугалась и пустилась убегать. На краю ржаного поля присела, спряталась, притихла, только сердце колотилось в груди. Но солдат нашел её, присел рядышком, погладил по голове: «Не бойся, я тебе зла не сделаю». Какое-то время молча смотрели друг на друга, потом заговорили.

Славика в тот день командир части послали за письмами. На обратном пути, одурев от жары, парень пошел напрямик, через рожь. Устал. Лег на спину, смотрел в чистейшее небо, даже шевелиться не хотелось. Вдруг рядом проплыла девичья голова со светлой косой. Славик вскочил, она оглянулась и бросилась бежать. Не зная зачем, Славик побежал за ней… И вдруг она исчезла. «Спряталась», — подумал он и тут же увидел её. Как загнанный зайчонок, съёжившись, она сидела в колосках. Ему так захотелось прикоснуться к её пшеничной косе.

Он сел рядом. Мало-помалу разговорились. Она удивилась его имени – Святослав. «Твое имя историей дышит. Пусть Слава будет — так проще». Не заметили, как проговорили несколько часов, солнышко стало садиться. Она поднялась, взяла его за руку и повела к пруду. Долго плескались в воде, смывая дневную усталость. А когда опустились сумерки, накупавшиеся, вышли из воды и улеглись обсыхать на траву.

Над их головами кружилось какое-то очарование, и они наслаждались этим вечером, лунной дорожкой на водной глади и… юным томлением. Случилось то, что обычно случается: они стали близки, упивались этой близостью, а кругом стояла дивная ночь. Пели какие-то птицы, улыбалась луна, глядя на них, а они были одни в этом огромном мире. Так и уснули в траве, а когда занялся рассвет, вскочили и разбежались: она на ферму, он – в свою часть.

Славик украдкой пробрался к своей кровати, но раздеться не успел, вскочили ребята, потребовали письма, спрашивали, где был.

Письма вручил, а объясняться не стал, только другу, Петру, рассказал о чудесной встрече. Утром Святослав был наказан за долгое отсутствие: получил кучу штрафных нарядов за самоволку и на месяц застрял в части. За это время как раз дембель подошел, и Слава уехал в Питер. Там восстановился в институте, окончил его, поступил в аспирантуру.

Так пролетело десять лет. Стерлось из памяти лицо Зины. Девушек менял как перчатки, но никто не зацепил его душу, сердце тоже молчало…

Зина в тот день прибежала домой на рассвете, переоделась и ушла на ферму. Дни потекли как прежде, но бабушка однажды заметила, что внучка плачет по ночам. А через некоторое время стала вдруг поправляться. Поняла старушка, что внучка ждет ребенка.

Однажды Зина собралась и пошла в воинскую часть. Петр сказал, что Слава уехал домой – закончилась служба. Девушка попросила передать ему письмо. С тем и ушла.

Село на уши встало – Зинка беременная! Кто же отец? Молчала. Только плакала, уткнувшись бабушке в плечо. Дочка родилась в срок, назвала, как любимого, Святославой – Славой. Забот стало много. Село поговорило, да и забыло, а в маленьком домике уже топала доченька-радость. Время летело, вот уже и Слава в четвертый класс перешла, а Зине всё некогда было о себе подумать. Женихи сватались, да только ни к кому из них её сердце не лежало. Стареющая бабушка, дочь да учеба забирали все время.

Слава жил в коммуналке. Как-то пришел домой поздно – выпили с друзьями в честь каких-то подвигов НИИ, где он работал. Встретил его старик-сосед: «Тут к тебе мужик приходил какое-то письмо передать. Я ему сказал, что передам, но он не поверил, сунул тебе под дверь».

Слава открыл свою комнату, взял конверт, открыл. В нем листочек и ещё конверт. Листочек был от Петра – армейского друга. Он писал, что письмо принесла Зина, когда Слава уже демобилизовался, а вскоре и он, Петр, тоже отправился «на гражданку». Теперь, узнав, что Слава все еще одинок, решил отдать это письмо.

Из забытья вдруг выплыло лицо Зины. Почему так затряслись руки? Раскрыл листочек. Она написала совсем немного, но что это было за письмо!

«Слава, я буду ждать тебя всегда, — писала Зина, — помни об этом».

Слава еще и еще раз перечитывал письмо. Несколько дней ходил как чумной, не мог ни работать, ни о чем-то другом думать. Решил съездить к Зине. Ему почему-то казалось, что поезд едет слишком медленно. До деревни три километра – от станции он пошел пешком.

На окраине деревни он догнал бабушку с девочкой – они несли тяжелую корзину. Предложил помощь, а бабушка и рада поговорить с новым человеком. По пути рассказала, что живет с внучкой, которая когда-то забеременела незнамо от кого, и вот теперь у неё правнучка Святослава, а внучка работает зоотехником, что сватаются к ней, но она замуж не идет, сама не знает, чего ждет.

И понял Слава, что эта малышка – его дочь. Донес корзину до дома, бабушка пригласила в дом на квас, а тут и Зина пришла. Вошла в избу и остановилась как вкопанная, и только слезы ручьями бежали по загорелому лицу.

«Я очень тебя ждала. Знала, что в этой жизни мы должны увидеться», — проговорила дрожащим голосом. Несмело шагнула к Славе, уткнулась в его грудь, чтобы выплакать слезы за все годы ожидания и одиночества. «Чего это она?» — спросила удивленная бабушка. «Ты, что не поняла? — ответила маленькая Слава, — Это же мой папа. Это его мама ждала».

Бабушка с девочкой быстро приготовили ужин, но Зина и Слава молча вышли из дома. Взявшись за руки, они бродили до полуночи, заночевали на сеновале. Эта ночь была полна радости и горечи. Радости от долгожданной встречи и горечи от многих лет ожидания.

Автобус покачивался, пассажиры почти все спали, а Зина сказала: «Теперь я москвичка. Доченька наша, Славка, учится в институте. Вот теперь я счастлива…»

Прислала В.В. ВОЛОСАТОВА, ст. Суздальская Краснодарского края.

Читайте также