26 октября, 16+

Расставания и потери случаются в жизни каждого, как справиться с горем и одиночеством: беседа с психологом

Фото: parcprovence.com

Замечательный рассказ Натальи Осинцевойя нашла в социальной сети и хочу поделиться с вами. Прочтите, а потом обсудим вместе с вами.

Перемены

Остался дед Платон один-одинешенек на всем белом свете, как раз в то время, когда и сил-то не было управляться с делами: сажать да сеять, потом ходить за всем, что посадил…

– Нет уж, мне боле ничего нехотца, а там, что Бог даст. Деревня средь лесов и полей, ягод да грибов вволю, а, не перекопав огород тогдашнего года, и что вы думаете, картошка взошла. Это когда Нюронька-то собирала крупную, мелочь, как знала, оставляя, говорила: «Пригодится, Платоша!» Так-то вот и пригодилась, росла, росла, да и вымахала, на слезах, может, потайных Платона, да на его думах. А там огуречики, бросил семенушки в землю со словами: «Ежели достоин я, то растите». Там тыковок накидал на новозную кучу, семечек подсолнушков, да помидорок, с приговором: «Ходить мне за вами неколи, растите на воле».

И взошли, и пошли все семечки в рост. Дивится Платон, дивятся соседи. «Нюрка тебе, знать, и оттуда помогает», – шушукались они. А еще-то, две курочки и петушок, тоже не смог избавиться от них дед, и покупал для них хлеба и пшенца: «Жалко вас, одинокие тоже вы, как и я». Так и несутся курочки, по яичку в день, а то и по два – кудахчут. Петушок на них тоже покрикивает, значит – вам доверие вон какое, ходите, клюйте на воле, куда лучше, чем в загончике-то. И правда, куры, видать, подумали и цыпляток вывели. Дед поначалу ворчал, мол, халды такие, вывели и растите, мол, сами.

А они и растут. Петушок следит за всеми, охраняет от собак да кошек. Тут стал Платон следить за чудесами, что творятся вокруг него: огород прет ведь, куры приумножились, вода в колодце самоочистилась. Чудеса, думает дед, надо бы к батюшке, в храм сходить, узнать, отчего такое творится.

Так и пошел, отстоял службу, встал на исповедь. Стоит, мысли собирает, а они бегут – не догнать их. Подошла его очередь исповедовать грехи, а горло перехватило так, что и слова застряли. Наклонил только Платон голову, положил ее на руки и завыл, как ветер в трубе:
– Ы…ы…ы, – слезы рекой, ручищами их трет, а их все больше.
– Говори так, Платон Фомич, я тебя понимаю, главное кайся, главное, выгоняй заросли из себя, и будешь чист.
Только так вот батюшка сказал, как вздохнул дед облегченно и как проснулся. Обтер лицо от слез и говорит батюшке:
– Вспоминал все, ты понял меня, батюшка Никодим?
– Понял, главное – тебе легко стало, а значит ты прочистился.

Так и отпустил грехи деду батюшка да сказал: «По делам твоим да будет тебе!» Запали эти слова деду в душу, и стал он входить в силу.

Ему плохо, а он к соседке Матрене придет:
– Давай покошу, Матрен, а то кто тебе поможет.
Ему хочется волком, бывало, выть, а он придет к Емельяну:
– Давай, починим тебе забор, помогу…

Люди дивятся, а ему радость. Так вот через эту радость он и в силу вошел. Подлатал дом, убрал осенью огород – да и то ведь, соседи помогли: Матрена да Емельян. Люди добро-то помнят. Так и повелось в их деревне – помогать дружка-дружке. Сообща и жить веселей, да легче.  

Сохранить смысл и выжить

Прочитав рассказ «Перемены», я подарила себе несколько минут наслаждения и несколько часов размышлений от прочитанного. Дело в том, что тема очень печальная – Нюронька умерла, и Платоша остался один. Тема одиночества – одна из самых болезненных в жизни каждого человека. Ведь одиночество приходит к нам не только со смертью близкого человека. Друзья переезжают в другой город или страну, или просто отдаляются, муж или жена уходят из семьи, дети становятся большими, а мы теряем что-то очень важное, что было частью нашей души… И всегда это очень больно.

Психологи утверждают: потери людей, как смерти, так и расставания, проживаются человеком достаточно долго и поэтапно, не сразу. У человека срабатывают некие механизмы защиты психики для того, чтобы пережить горе не ошеломляющим и в полном объеме, а постепенно, поэтапно, последовательно, принимая, проживая и завершая для себя этот нелегкий процесс.

Давно, в конце 1960 годов, швейцарский психиатр Элизабет Кюблер-Росс создала свою концепцию прохождения некоторых стадий при умирании. В дальнейшем эта концепция распространилась и на горевание по умершим и погибшим близким, а затем, в принципе, на любое горевание. 

Заключается эта концепция в следующем: каждый умирающий (горюющий) проходит определенные стадии горя в следующем порядке:
– отрицание («этого не будет», «это неправда»);
– злость (при понимании, что это действительно происходит);
– переговоры или торги (попытки отсрочки события);
– депрессия (грусть в связи с этим фактом);
– смирение (принятие неизбежного).

Психологи подсчитали, сколько времени должна длиться та или иная стадия. Но они, возможно, не столь внимательно читали последнюю книгу Кюблер-Росс, где она сделала гениальный вывод: все люди разные и поэтому по-разному горюют! Так просто горе по полочкам не раскладывается.

Но вернемся к рассказу. В нашем чудовищно бездушном мире смерть стала настолько обыденным явлением, что просто диву даешься. Нет той великой любви и благодарности к ушедшему за совместно прожитые годы, нет в сердцах места для вечной памяти.

Смерть близкого очень хорошо высвечивает человеческую сущность – добрый становится добрее, стремится быть всем полезным, а негодяй становится еще хуже. Потери и расставания меняют людей, только кого в какую сторону – зависит от человека.

Вспомните святую Ксению Петербургскую, которая всю жизнь посвятила помощи людям в память о своем рано умершем горячо любимом муже. Жить достойно – это самое важное, что может сделать во имя памяти оставшийся на земле человек.

Посмотрите, как горюет дедушка Платон. Он не подавляет свои чувства, они его не пугают, хотя он очень страдает. Он не пьет никакие транквилизаторы, никакой алкоголь, не скатывается в депрессию и не стремится побыстрее умереть. Более того, не его поддерживают люди, а он их!

Спасибо Наталье Осинцевой за этот утешающий и ободряющий рассказ! Уместно вспомнить отношение к смерти нашей православной церкви: тело тленно, душа бессмертна, смерть – не конец бытия. Вот и праздник Успения Богородицы в народе называют «малой Пасхой». Как Христос в третий день пробудился от смертного сна и воскрес телесно, так и Успение Богородицы оказалось всего лишь кратковременным сном. Христос воззвал Ее от смерти к вечной жизни, и в третий день апостолы убедились, что Она не просто жива: теперь Она пребывает с нами всегда и везде, утешая и поддерживая нас на пути ко Христу. На примере Богородицы мы убеждаемся: Воскресение Христово действительно стало победой над смертью для всех, кто пребывает в общении с Ним и старается следовать Его заповедям. Так учит нас церковь.Больше добрых и радостных вам дней, меньше потерь в жизни и святой веры в душе! 

Е. Папазян, психолог.

Читайте также