20 сентября, 16+

И вот авария: мать в отчаянии, сын не спрашивал у неё, когда пьяный садился за руль

Фото: trackimo.com

Виктор не смог уснуть до утра. Его знобило. Он встал с постели, прошел на кухню. К горлу подступала тошнота. Он вытащил из холодильника 3-литровую банку. В ней плавало несколько помидорок. Наклонил банку и стал жадно пить рассол. Тошнота ушла, но от холодного напитка дрожь усилилась. Виктор лег на диван и укрылся теплым маминым пледом, который постепенно согрел его. Голова всё ещё раскалывалась на части. Он с трудом вспоминал события вчерашнего дня.

Помнил, что с другом пошли в бар, купили бутылку водки, потом ещё одну. Мучила жажда. Решили утолить её холодным пивом. «Осушили» 2-литровую бутылку. Потом он сел за руль. Друг отговаривал, предлагал подремать у него, не захотел. А дальше провал.

Сознание вернулось, когда под колесами увидел парня. Растерялся, сдал назад, объехал его и рванул вперед. «Меня не найдут!» — стучало в висках. Но напрасно он тешил себя такой надеждой. Не прошло и трех часов, как раздался звонок в дверь. Решил не открывать, но мать уже щелкнула затвором, и вошли двое в погонах — участковый и следователь. Допросили и взяли подписку о невыезде, а вечером позвонил следователь и приказал утром быть в больнице. Виктор терялся в догадках, что теперь будет? Позвал мать, чтобы просить поговорить с родственниками парня.

Опираясь на две палочки, в комнату вошла мама Ольга Сергеевна. Её, гладко зачесанная, седая голова покрыта розовой косынкой. Черные круги под глазами «говорили» о болезненном самочувствии. Она тихо спросила, пойдет ли сын в больницу? А он, в свою очередь, спросил, пойдет ли она с ним, чтобы попросить родителей парня забрать заявление, ведь если его посадят, как она будет одна жить?

Ольга Сергеевна  твердо ответила, что не пойдет. Взрослый сын не спрашивал у неё, когда пьяный садился за руль. Вот и теперь надо самому отвечать за свои поступки и решать свои проблемы, как подобает взрослому человеку. Кроме того, он уехал, не оказав помощи пострадавшему. Разве этому учил его отец? За честно заработанные деньги он приобрел сыну машину, чтобы сын вот так чтил его память?

Раздосадованный Виктор, долго упрекал мать, что она его совсем не любит, но видя её твердость, сказал, что пойдет сам и, громко хлопнув дверью, ушёл.

Ольга Сергеевна вздрогнула. «Где же мы с мужем не досмотрели, где совершили ошибку?» —  горько размышляла она.  Единственного сына не смогли воспитать достойным человеком. Старались для него всю жизнь, да видно перестарались.

Муж работал сталеваром, она – учителем и подрабатывала репетиторством на дому. Продали 1-комнатную коммуналку, купили хорошую 3-комнатную квартиру, позже – машину. Сын отслужил в армии, поступил на юридический. Видимо, там и попал под дурное влияние, а они вовремя не заметили этого. Стал пропускать занятия, выпивать, а вскоре вообще бросил учёбу. Муж заболел и через год ушел из жизни. Теперь мучается с сыном она одна. Ноги отказывают, видно на нервной почве.

Что делать с ним, она плохо себе представляла, ведь совсем взрослый уже! Горькие мысли последнее время не покидали её, а выхода не видела. И вот теперь эта авария… Страшно, но, может, хоть это встряхнет сына, и он пересмотрит своё отношение к жизни. С этим она и отправилась на кухню готовить обед. Как бы там ни было, но кормить свое «чадо» нужно…

Прислала Н.П. БОРИСОВА, пос. Сухореченский Ростовской области.

Читайте также