14 июля, 16+

Дети войны. Метким выстрелом из рогатки угодил в немецкого офицера

Фото: yandex.uz

Когда началась Отечественная война, мой отец – инвалид Гражданской войны (у него осколком отсекло половину ладони, второй осколок пробил грудь, а третий – сидел в ноге) ушел в партизаны. Местный полицай знал об этом.

В то тяжелое время печку топили сеном и остатками неубранных кукурузы и подсолнечника. Однажды мама пошла за топливом в поле и наткнулась на двух солдат, один из которых был тяжело ранен. Солдаты испугались, но мама успокоила их, вернулась домой, взяла немного еды, отцовскую одежду и спирт для раненого. Перевязала, накормила.

На следующий день, когда она снова направилась к солдатам, заметила, что соседка, мать полицая, подглядывает за нею. Мама сказала бойцам, чтобы они уходили, так как её выследили, а рано утром в нашу дверь загрохотали приклады. Полицаи и немцы нашли место, где прятались солдаты, и решили, что там был и наш отец.

Маму и меня вывели во двор, и полицай закричал: «Где он? Не скажешь, у твоего щенка вылетят мозги!» Полицаи сорвали полы в доме, разметали копну сена, и пока они это делали, мама шепнула мне, чтобы я убегал к её сестре. Позже я узнал, что маму арестовали. Несколько раз она была в расстрельных списках, но секретарь в полиции когда-то был влюблен в маму, и постоянно удалял её из списков, пока, в конце концов, ее не освободили советские солдаты, которые перешли в наступление.

У мамы была большая семья – все сестры. Двух сестер-подпольщиц фашисты расстреляли, остальные жили в станице.

 Я поселился у тети Кати. Предоставленный сам себе, я часто ходил в гости к другим маминым сестрам. В кармане у меня всегда была рогатка и с десяток пуль из винтовых патронов, множество которых были разбросаны по станице. Однажды я возвращался к тете Кате по главной трассе, пролегавшей через станицу. Мимо меня проносились тяжелые грузовики с солдатами. Недалеко от нашего двора я увидел, как молодая женщина весело болтала с двумя немецкими офицерами. Меня это так разозлило, что я, выхватив рогатку, пустил в нее пулю. В этот момент немецкий офицер вдруг резко повернулся, и я угодил ему прямо в лицо. Увидев, как немец завертелся и заорал, я, не раздумывая, бросился через сады наутёк. Убегая, слышал, как сзади гремели выстрелы.

Остановился уже в камышах, быстро выбросил в воду рогатку и пули, вышел на берег и побрел к дому тети Кати. Она обеспокоенно спросила. Где я был, и рассказала, что немцы ищут мальчишку с рогаткой. Я, конечно, не признался, но до прихода наших, уже никуда со двора не выходил. Благо, ждать освобождения оставалось недолго.

М.В. КОНОПЛЯНОВ, Сочи, Молдовка.

Читайте на сайте. Дети войны: «Мы с мамой дважды чудом избежали смерти, а отец погиб, защищая границу».

Читайте также