19 января, 16+

“Он раскаялся, что бросил жену и дочь, но было слишком поздно”

Фото: thesun.co.uk

Рождение первой дочери Егор кое-как пережил, хотя далось это ему непросто. И брови хмурил, и с поджатыми губами по дому ходил, и во время семейных фотосессий с новорожденной Настей делал кислое лицо. Ну и своей маме, конечно же, раз пятьсот повторил, что вовсе не на такое прибавление в семействе надеялся, когда женился. Егору непременно требовался сын, а не какая-то там девчонка. Чтобы хвастаться наследником перед сослуживцами и подчеркивать свою мужественность в разговорах со всеми знакомыми.

Мама была с ним согласна. Невестка Лиля ей никогда особо не нравилась: девушка из самой обычной семьи, все приданое — крохотная «двушка» на окраине. К тому же жена Егору попалась с характером — к свекрови на поклон не идет, оттачивать технику жарки блинчиков не желает, и вообще — о карьере размечталась. Юрфак окончила с отличием, а потом в полицию пошла работать, вслед за мужем. Да какая может быть карьера у женщины, тем более у такой счастливицы, «отхватившей» в мужья Егора? Вари борщи, жарь котлетки да с мужа пылинки сдувай — вот твоя карьера!

Свекровь с жаром ухватилась за отличную возможность «уесть» невестку. «Уж и не знаю, с чего бы это у вас девочка родилась», – в сотый раз повторяла она Лиле. – «В нашей семье у всех только сыновья. У меня двое, у сестры моей, у свекрови трое было — сплошь мальчики. Тетя Тоня, золовка Марина, кума Вера Ивановна, племянница невестки — как ее там – у всех сыновья!».

Со слов свекрови выходило, что рождение девочки — редчайшее событие, сравнимое разве что с падением Тунгусского метеорита. И не сказать, чтобы радостное.

Лиля, души не чаявшая в маленькой Насте, сперва отшучивалась – с кем, мол, не бывает в первый-то раз. Уговаривала мужа и свекровь не переживать – может быть, второй будет мальчик. «Что значит – может быть?» – возмущенно орали те и требовали гарантий, что второй «осечки» не случится. Гарантий Лиля дать, разумеется, не могла, что не добавляло ей популярности среди родни супруга.

С каждым днем обстановка в семье накалялась все сильнее. Егор начал все позже приходить со службы, а тон его матери в телефонных разговорах становился все более ледяным. Насте исполнилось десять месяцев, когда Лиля, вернувшись с малышкой из поездки к своим родителям, обнаружила в квартире гулкое эхо. Оказалось, пока ее не было, Егор вывез не только свою одежду, рыболовные снасти и запасные колеса, хранившиеся на балконе. Нет, этот основательный товарищ ухитрился открутить от стены плазменный телевизор, демонтировать стиральную машину, встроенную электродуховку и микроволновую печь — и увезти в неизвестном направлении.

В сопроводительной записке к этому безобразию Егор красивым каллиграфическим почерком извещал жену, что уходит от нее, так как не верит, что он отец Насти. «Тебе прекрасно известно, что в нашей семье у всех испокон веков рождаются мальчики, значит, этот ребенок не мой. Так что никаких алиментов я платить не собираюсь», – предупреждал «обманутый муж».

Через неделю Лиля вышла на работу. К счастью, к ней переехала мама, которая взяла на себя заботы о маленькой Насте. Дождавшись, когда малышке исполнится год, Лиля подала на развод. Алиментов требовать не стала — гордость не позволила.

Егор, получив свободу, немедленно женился. Оказалось, у него уже несколько лет имелась возлюбленная (одобренная мамой, с хорошим приданым и «правильными» семейными связями), так что он только ждал повода оставить Лилю. Раз других причин не нашлось, сгодился и ребенок «не того» пола…

Через год Лиля получила повышение по службе и добилась перевода в другой город. Она была на хорошем счету у начальства, и карьера ее шла в гору. Настя рано пошла в детский сад, росла умненькой и здоровой девочкой. Только однажды зимой сильно простудилась и попала в больницу с бронхитом. В больнице Лиля впервые встретилась с Андреем — симпатичный молодой врач был так внимателен к ее дочери, да и с нее самой просто глаз не сводил. Даже вылечив Настю, доктор часто звонил Лиле, чтобы узнать, как себя чувствует малышка… Вскоре Андрей сделал Лиле предложение. А через месяц после свадьбы предложил удочерить Настю.

Скрепя сердце, Лиля позвонила Егору, чтобы узнать, готов ли он официально оформить отказ от родительских прав. Егор не возражал, тем более, что его вторая жена как раз ждала ребенка. Так что совсем скоро Андрей стал для Насти официальным любящим отцом. А потом и еще для двоих детей, мальчика и девочки, которые родились у них с Лилей. Андрей души не чает в жене и детях, и Настю любит, как родную.

К большому неудовольствию Егора и его мамы, «попытка номер два» стала неудачной. Вторая жена оказалась ничуть не «лучше» первой — родила супругу двух дочерей подряд. Многочисленная «добрая» родня не упускает случая в глаза назвать Егора ювелиром, а за глаза — бракоделом. Да и на службе не заладилось: очередная проверка обнаружила его профнепригодность и любовь к спиртному, так что из полиции Егор с треском вылетел. Работает теперь в охране, сильно обрюзг и постарел раньше срока. Иногда тайком от жены Егор лезет в соцсети, чтобы посмотреть, как живут Лиля с Настей. И, понурившись, долго разглядывает фотографии счастливых, теперь уже совсем ему чужих людей.

К.В. ЛЕБЕДЕВА, г. Краснодар.

Читайте также