4 августа, 16+

В доме на Маяковской

Фото: mycdn.me

Это сейчас мы 9 Мая едем «на шашлыки» отмечать День Победы. А раньше, когда все были живы, сколько я себя помню, мы собирались на Маяковской. Там, в половинке дома, оставшейся от прабабушки, вели дачную жизнь московские баба Таня и дядя Володя.

Уже в середине апреля, а то и раньше, они покидали столицу и приезжали в наш город, навьюченные огромными рюкзаками и сумками-авоськами: из Москвы на электричке они везли всё, что могло потребоваться-пригодиться. От банок с тушенкой и сайрой до чистящих средств.

Добравшись до нарской дачи, баба Таня освобождала домик от зимней усталости — мыла, протирала, чистила, стирала, меняла, всё расставляла по своим местам… Дядя Володя выходил в сад-огород. Это была его вотчина, и чего там только не было!

Здесь плодоносил виноград: и что не съедалось, становилось приятным вином… Здесь малина — желтая и красная — меньше черешни не бывала. Здесь клубника сама себе завидовала, такая она была толстая, красивая и вкуснааая! Смородина — черная, красная, белая — соревновалась с вишней в размерах ягод. Крыжовник — зеленый, красный, пушистый, лысый… Терн, чернослив, слива… Облепиха!

Здесь не переводились яблоки, как только наступало их время: белый налив, грушевка, штрифель, антоновка, божественное коричное…  На одном дереве могли расти яблоки разного сорта — дядя Володя успешно увлекался селекцией. Каждая культура у него была подогнана — усилена под подмосковные условия.

Всё  здесь было устроено по уму, по агрономии. С учетом приятного соседства разных культур.

За домом — огород, сбоку — сад, впереди — клумбы. Это были клубы по интересам, фестивальные площадки, на которых кипела жизнь до самого закрытия дачного сезона, до начала ноября.

Ты пришёл на минутку? Тогда беседа на лавочке под окном впереди дома и чай. Не хочешь чай? А что хочешь? Компот из ревеня? Да ты моя хорошая! Конечно, есть!

В другой раз запросишь чаю с вареньем из одомашненной рябины. Или «грибного напитка» из трехлитровой банки (только сам гриб не показывай мне!).

К обеду придёшь — в сад. Там стол и скамья, которая с легкостью превращалась в послеобеденное ложе, кинь только походный тюфячок и подушку…

Вечером тебя занесло на Маяковскую? Добро пожаловать на террасочку — ужинать будем с видом на жизнь.

И вот сюда мы каждый год приходили на День Победы. В саду стол покрывался белой плотной скатертью с бахромой, расставлялись приборы, фужеры, рюмочки — такие треугольные гранёные (как же они назывались?). Салфетки тканевые. И вокруг — яблоневый цвет! Неподалёку на клумбе топчутся нарциссы и тюльпаны. Сирень задумчиво смотрит на них, решая, сейчас цветки свои растрясти или ещё немного подержать их за пазухой…

А тем временем стол наполняется, вокруг него множатся стулья (не табуреты!) Ну всё, все за стол! Дядя Володя, мой крёстный, берет слово. Вернее, ему дают слово: он Днепр форсировал, до Чехословакии дошел, у него орден Красной Звезды, не считая медалей. Слушаем внимательно.

Войну вспоминали только в лицах, в лицах тех, кто был тогда рядом. И обязательный тост за тех, кто не вернулся или не дожил. По именам и без имен.

У всех за столом — свои воспоминания. У кого боевые, у кого трудовые, у кого — детские.

Потом все переходят на лавочку под уличными окнами. Стулья перекочевывают сюда же. Мой дед берет в руки гармонь, дядя Ваня, муж “дядиволодиной” сестры, надевает баян. Запевает дядя Володя — у него красивый баритон:

Броня крепка, и танки наши быстры,
И наши люди мужества полны:
В строю стоят советские танкисты —
Своей великой Родины сыны...
Женщины чуть выжидают и...
На позиции девушка провожала бойца...
Мужчины подхватывают...
Тёмной ночью простилися у ступенек крыльца...
Едва заканчивается одна песня, начинается другая:
Синенький скромный платочек
Падал с опущенных плеч...
Собираются соседи, голоса крепнут...
Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой,
Выходила на берег Катюша
На высокий берег, на крутой...

Но только замешкаются с выбором следующей песни, вновь вступает дядя Володя:

Ревела буря, дождь шумел,
Во мраке молнии блистали,
И беспрерывно гром гремел,
И ветры в дебрях бушевали…
Ко славе страстию дыша,
В стране суровой и угрюмой,
На диком бреге Иртыша
Сидел Ермак, объятый думой.

Пока песни слушаешь, историю страны можно выучить.

Но вот празднику становится тесно за калиткой, все выходят на дорогу, там уже полно соседей, тоже с гармошкой. Образовывается круг. В него выходит бабушка…

Я иду - они стоят,
Четыре истребителя.
Подруга любит лейтенанта,
Я люблю водителя...

Ещё частушка не закончилась, а в кругу уже и тесновато:

На дубу сидит ворона,
Кормит вороненочка,
У какой-нибудь разини
Отобью миленочка...

Ей отвечают:

На дубу сидит ворона,
Кормит вороненочка,
Никому не уступлю
Своего миленочка!

И всё это с переплясом, с дробным топотком…

И на юбке кружева, 
И на кофте кружева -
Неужели я не стану
Бригадирова жена...

Это соревнование на час — не меньше. Частушки одна другой задористей. Встречаются даже такие:

Берия, Берия
Вышел из доверия.
А товарищ Маленков
Надавал ему пинков.

Помню, у меня была целая тетрадь частушек. Они мне помогли в университетской курсовой по диалектологии. Ну и однажды я перепела в совхозном клубе на новогоднем празднике признанного частушечника-ветврача.

И чтобы не сомневались в моей победе селяне, не считали бы её случайной, я выдала сверху ещё три, завершив своей фирменной:

Боевая, боевая,
Боевой остануся.
Вот уже горе тому будет,
Кому я достануся...

… Гармонисты запросили передышки. Да и вечереет уже. И по-над вечером:

Не слышны в саду даже шооороохиии,
Всё здесь замерлооо до утрааа...
Одна гармошка, было, встрепенулась, но её одернули - помолчи...
Ееесли б знали выыы, как мне дорогииии
Подмоскооовныеее вееечееерааа...

Девять лет назад мы праздновали День Победы с бабой Таней и дядей Володей в их саду уже узким кругом. Очень узким кругом. Да и тот раз был последний. В сентябре не стало дяди Володи, а в феврале следующего года умерла баба Таня. Последние из нашего рода, кто победил войну…

… Опять весна на белом свете… И праздник, пусть со слезами на глазах.

С праздником, люди добрые! С Днём Победы! Пойду накрою стол с белой скатертью… А шашлыки завтра.

Н. МИХАЛЬЧЕНКО, г. Наро-Фоминск, Московская обл.

От редакции: Дорогие читатели, мы ждем ваших писем с рассказами о семейных традициях в рубрику «Вместе всей семьей». Пишите на электронную почту okolitsa_kuban@mail.ru

Читайте также