20 октября, 16+

Светлана Турьялай: «Мой путь к исцелению»

Светлана «до» и «после». Фото: livekuban.ru, vk.com

Есть люди, которые считают рак неизлечимым заболеванием. Но есть те, кто уверен: онкологию можно победить! Они рассказывают о своей борьбе с болезнью всему миру, ведут открытый разговор о том, как не отчаяться, как  строить планы на жизнь и как правильно ориентироваться в ситуации, когда каждый день, каждый месяц на счету.

Светлана Турьялай (фото сделано до болезни)

Светлана Турьялай (фото сделано до болезни)

Жизнь нашей коллеги, известной кубанской журналистки Светланы Турьялай разделилась на «до» и «после». Осенью прошлого года ей поставили диагноз: рак. Как и большинство людей, она была уверена, что с ней ничего подобного не произойдет, что эта беда ее не коснется. Увы, коснулась. Она столкнулась со страшной болезнью лицом к лицу и рассказала, как это — принять, что ты болен и настроиться на исцеление.

В социальной сети Фейсбук, в местных изданиях и на сайтах Светлана рассказала о том, что в ее теле поселился рак. Она испытала на себе и уверена, что преодолеть страх можно, что онкофобия возникает от незнания, а информированность и положительный настрой — путь к исцелению. Вот как она рассказывает свою историю, которая, мы надеемся, завершится благополучно. Потому что тоже верим не только в чудо, но и в силу этого удивительно талантливого, умного, доброго человека.

Не откладывайте на потом

«Как и большинство людей, прежде я была уверена, что именно со мной подобного не произойдет. Нет, этого просто не может быть! Что угодно, только не рак! И напрочь отметала любые мысли по этому поводу, полагая, что они «материальны». До того, как мне диагностировали рак, я имела очень смутные познания об этом заболевании, и все они основывались на общепринятых предубеждениях: рак – это что-то страшное, это обязательно страдания и мучительная смерть.

«Химия» мне представлялась чем-то наподобие «Белизны» (ну, химия же!), которую дают пациентам выпить, неудивительно, что потом несчастных выворачивает наизнанку. На фотографиях почти все онкобольные лысые, но выпадение волос я связывала с облучением (на то она и радиация!). Таковыми, пожалуй, были все мои сведения о раке.

И вообще, если у твоих родных или близких знакомых не было онкологии, то ты просто думаешь, что это что-то очень-очень далекое. Я поняла, что это большое заблуждение. Болезни – это часть нашей жизни. Удивительно, но, покупая машину, человек время от времени отгоняет ее на профилактику, меняет масло, фильтры, чутко реагирует на стук в моторе. Но откладывает на потом визит к врачу, даже если со сбоями стучит «мотор» в груди или все явственнее проявляют себя другие хвори.

Медлить нельзя

«Как ты об этом узнала?» — я десятки раз отвечала на этот вопрос, понимая, что люди задают его, преломляя ситуацию на себя и своих родных: как не пропустить этот страшный недуг? Но в том-то и коварство рака, что на первых порах он не дает о себе знать. Общеизвестно, что опухоли I и II стадий легче всего поддаются лечению, там почти 90-процентная выживаемость. Но отловить болезнь в самом начале редко кому удается. Так было и со мной.

Увеличенные лимфоузлы под мышкой обнаружила еще в позапрошлом году. Полезла в интернет, там высыпало множество ссылок, отчего такое может быть. Одной из причин был рак, но эту причину я отмела сразу и остановилась на том, что виноват неподходящий дезодорант. Сменила дезодорант и успокоилась, мне даже показалось, что лимфоузлы пришли в норму. В сентябре прошлого года в моей голове настойчиво забил колокол, да не просто колокол – самый настоящий набат. Словно голос звучал какой-то: «Иди проверься!». Только открою свою ленту в соцсетях, первое, что выпадает – статья про рак. «10 симптомов онкологии», «Как избежать рака груди»… И так на протяжении нескольких недель. Последней каплей стал материал, в котором писали: «Сегодня – Международный день лимфомы. Некоторые женщины довольно долго ощущают увеличенные лимфоузлы, но не идут к врачу, запуская болезнь».

Все! Наконец до меня дошло, что это были знаки свыше и пора к этим знакам прислушаться. Через несколько дней хирург вырезала один лимфоузел и сказала: «Половину мы отправим в Москву, а вторую отнеси на гистологию моей хорошей знакомой, заведующей моргом городской больницы». Заведующей моргом?! В голове сразу пронеслись нехорошие мысли».

Иммунногистохимия (более глубокий анализ) показал, что мне «повезло»: у меня высокоагрессивная, быстро распространяющаяся опухоль, пустившая свои щупальца-метастазы в лимфоузлы аж в подключичной и надключичной области. Врачи в своей среде подразделяют рак на «хороший», «плохой» и «злой». У меня был «злой». И стадия уже третья.

Люди по-разному воспринимают диагноз «рак». Большинство ­– как приговор. Впадают в депрессию, апатию, едва ли не прощаются с жизнью. Такое душевное состояние очень мешает лечению, сводит его на нет. Я сразу настроилась на победу. Придя в онкоцентр за окончательным результатом, спросила: «Скажите, у меня злокачественная опухоль? Мне надо понять, как действовать дальше». Услышав положительный ответ, забрала документы и сразу же стала узнавать, где и как лечиться. Ровно через неделю я уже была в медцентре в Москве.»

Мои ангелы-хранители

«Мне повезло с врачами. Именно про таких говорят: врач от Бога. Вроде бы расхожий штамп, но очень верный. Ирина Анатольевна Курпатенко, Ольга Сергеевна Регентова, Игорь Сергеевич Данилов, Алексей Алексеевич Хохлов, вы лекари прежде всего душ человеческих. В ваших добрых руках чувствуешь себя спокойно и в безопасности. Больному, особенно с таким страшным диагнозом, важно прежде всего общение. Мои драгоценные врачи не жалели на меня времени (и не только на меня!), долго и обстоятельно рассказывали о нюансах болезни, разъясняли, чего можно ждать.

Я и сама не стеснялась спрашивать. До обхода составляла списки вопросов. Теребила, если что-то было непонятно или вызывало опасения. И мне терпеливо разъясняли все, что меня тревожило. Может, поэтому лечение проходило так гладко и безболезненно.

Рак – это болезнь ожиданий. Как только волею судьбы ты попадаешь в период «после», ты все время ждешь: результатов анализов, химиотерапии, контрольных обследований. Жизнь становится совсем иной: за больничным окном сменяются времена года, но ты этого не замечаешь, приходится отказываться от многих привычных вещей.

Больничная среда – особая. Там свои взаимоотношения и правила. Как и в любой закрытой среде. Но даже в больнице важно ощущать вкус жизни, искать и открывать что-то новое. Я, например, стала писать короткие рассказы, коих раньше никогда не писала. И такой настрой очень способствует выздоровлению.

Не «Почему?», а «Для чего?»

Светлана «до» и «после». Фото: livekuban.ru, vk.com

Светлана «до» и «после». Фото: livekuban.ru, vk.com

Многие люди, узнав диагноз, задаются вопросом: «Почему я? Почему это случилось именно со мной?» Самокопание ни к чему хорошему не приведет. Рак не посылается за какие-то грехи, раком может заболеть любой человек. Не зря врачи шутят: «Для каждого человека уготовлен свой рак, но многие до него не доживают».

Я восприняла свой рак как благо. Благодаря этой болезни я полностью пересмотрела свою жизнь, освободилась от ненужных отношений и ожиданий, проще стала относиться ко всему. Рак словно рентгеном высветил, кто есть друг, на кого можно положиться, а с кем тебе не по пути. В моей жизни вновь появились люди, с которыми я не общалась более 20 лет.

Я старалась понять: для чего Бог так бережно, любя, словно неся в своих мягких ладонях, проводит меня через эти испытания? Наверное, чтобы я ободряла других людей, в чью жизнь тоже ворвался этот страшный недуг. У меня не было вообще (!) никаких последствий от восьми курсов химиотерапии: ни тошноты, ни ломоты, ни каких-либо других проявлений. Я летала каждые две-три недели в Москву на «химию», как в командировку, и сразу же выходила на работу, пела в хоре, ходила с друзьями в боулинг, жила полной жизнью.

Бог послал мне людей, которым я была нужна в трудную минуту. Мои друзья в соцсетях собирали деньги на операции, обследование, лечение, обезболивающие препараты онкобольным, которых лично не знали. Я убеждала своих новых знакомых, что отказываться от химиотерапии ни в коем случае нельзя. Писала им, что быть «лысиком» – это очень даже круто. Почему бы не сменить имидж? Выпали брови и ресницы? Прекрасно! Можно сэкономить на туши и карандашах для глаз.

Но главное, что я поняла за это время: жизнь «после» – это новые возможности, это новые друзья. И рак – это не приговор, а просто диагноз. И, как любая болезнь, он лечится. И если ты сам будешь активно участвовать в процессе своего исцеления, победа не заставит себя ждать!

Нужен «взрослый», который любит

(Эту публикацию Светлана сделала на своей страничке в Фейсбуке»)

Самое страшное во всем этом деле не химия и не операция, самое страшное это когда слышишь первый раз свой диагноз и период принятия. Когда человек сопротивляется тому, что с ним происходит (не важно чего это касается) он лишь продлевает свою агонию. После принятия становится много легче. Просто делаешь шаги много и часто и все.

У меня период принятия длился недели две наверное. Как раз это был насыщенный период обследований. Я с утра до ночи ездила по больницам из конца в конец (я на даче тогда жила) и плакать толком было некогда, все время на людях. Один раз только я плакала с утра и до вечера, даже в метро, в автобусе слезы текли и я никак не могла их остановить. Я кричала маме в трубку в тот день «Почему я? Почему со мной?». Эту фразу все произносят в момент страшных испытаний. Она страшная не по формулировке, а по насыщенности эмоций в ней — там сгусток боли и отчаяния. Все что нужно в такой момент, чтобы кто-то оказался рядом и обнимал, обнимал, обнимал и говорил тихим голосом «я с тобой, мы все преодолеем, мы справимся с любой ситуацией» — ключевое слово здесь МЫ. Потому что мы имеем дело с ребёнком, к разуму взывать бессмысленно типа «возьми себя в руки», а ещё хуже фраза «все будет хорошо». У «ребёнка» нет будущего, он горюет в настоящем и ему точно не хорошо. Ему рядом нужен «взрослый» который любит, принимает, собран, может взять «за руку» и провести отрезок пути, пока шок не пройдёт.

Я интуитивно выбрала движение и действия. Я всегда чем-то занималась, физической работой. Убирала, стирала, готовила, мне было все равно что делать, лишь бы делать. И я старалась всегда утром «надевать» улыбку. Надевала и следом за этой как бы маской подтягивалось и настроение. Многие мои друзья до сих пор не воспринимают меня как больную, потому что я не очень на неё похожа. Лысина меня украшает, а брови с ресницами и нарисовать можно — не проблема в принципе. Я никогда не умела болеть, потому что была избалована богатырским здоровьем. Сейчас видимо отрабатываю.

Придет уныние — таблетки не помогут

Следующий, один из важных моментов, это настроение. Потому что если придёт уныние, лечение бессильно и таблетки не помогут. За время прохождения химиотерапии я осилила два переезда и ремонт, научилась ремонтировать стиральную машину — могу разобрать всю и собрать. Я, конечно, себя вымотала такой кипучей деятельностью, но зато печалиться и страшиться не было ни времени, ни сил. Два раза я сгоняла в Краснодарский край — тоже зачёт. Побывала и на море и в горах.

Теперь знаю, все можно одолеть, если:

  1. Рядом друзья и близкие, которые верят не только в успех в принципе, а в тебя лично. Как будто ты реально бежишь дистанцию, а они стоят на всём ее протяжении и поддерживают, болеют, подают «воду» (любая помощь, кроме советов, ценная), подбадривают.
  2. Настроение и настрой победить любой ценой. У меня это качество выработано в моей работе. Я человек-цифра, человек-результат.
  3. Хороший, опытный и знающий доктор и доверие ему на 100%
  4. Качественные препараты и (!!!) вера в то, что они работают!
  5. Визуализация — представляем себя в здоровом, счастливом виде.

Спасибо всем, кто дочитал до конца. Безумно благодарна каждому из вас за поддержку и помощь на всём протяжении моего великого забега!

Подготовила  Н. Иваненко.

Читайте также