17 октября, 16+

Письма с фронта. Сеялки шли по полю боя

Цапко Павел Максимович. Начало войны

Цапко Павел Максимович. Начало войны

Павел Максимович Цапко (род. около 1905 г), старший сержант. Работал агрономом. 18 августа 1941 года призван в армию, в 7 запасной стрелковый полк, позже — в 1662 отдельный батальон 29 бригады 10 саперной армии, откуда был откомандирован в 1675 батальон в должности помкомвзвода. К концу войны состоял в штабе 926 отдельного корпусного саперного батальона 4 гвардейского стрелкового Бранденбургского Краснознаменного корпуса. Участвовал в форсировании Вислы и Одера, прорывах на Ингульце и под Ковелем, обороне Днестровского плацдарма. Был контужен в боях за Берлин. Награжден орденом Красной Звезды, медалью “За оборону Кавказа” и др.

 Из дневников Павла Максимовича Цапко
от 8 апреля 1945 года:

“Получили приказ из штаба корпуса нашему батальону засеять 30 гектаров яровыми культурами в прифронтовой полосе. Сразу нас, конечно, такой приказ очень удивил.

Узнали, что такой приказ получили многие другие части.

Необходимость этого мероприятия выходила из следующих соображений. Наша армия находилась в тысячах километров от своих глубоких тылов, откуда нужно было доставлять большое количество продовольствия, фуража. Да не так было много всего этого и в нашем краю, разоренном немцами. Беспрерывным потоком надо было подвозить танки, орудия, огромное количество боеприпасов, войска и многое другое.

Железнодорожный транспорт был разрушен. Доставлять это все на огромное расстояние было в высшей степени затруднительно. Кроме того, война должна скоро закончиться. Гражданское население Германии, особенно Берлина, тоже чем-то придется кормить, а между тем остаются незасеянными сотни тысяч гектаров плодородной земли в прифронтовой полосе, откуда всех немцев убрали.

Командование фронтом решило использовать перерыв в наступлении и засеять прифронтовые земли тех войск, которые в настоящее время не принимают непосредственного участия в боях на плацдарме, используя подсобные подразделения, выздоравливающих.

Мне, как агроному, комбат приказал возглавить это дело. С большим удовольствием я взялся за организацию этой работы, от которой уже начал отвыкать за четыре года войны.

Наш участок отвели за 9 километров от Запцига, возле города Зонненбурга. Достали плуги, бороны, сеялки, культиваторы — такого добра было много в каждом дворе. И вот мои кубанские казаки, полтавские хлеборобы-колхозники принялись с неменьшим удовольствием, чем я, распахивать немецкую землю.

Проезжающие мимо бойцы или командиры останавливались и спрашивали весело понукающих в сеялке ездовых:

— Какой колхоз?

— Колхоз “Победа” или колхоз “Смерть Гитлеру”, отшучивались, в свою очередь бойцы-хлеборобы, уже ситостковавшиеся по своим кровным делам, от которых их отняла война.

— Никогда раньше, конечно, не думалось и не снилось мне, что в 70 километрах от Берлина придется заниматься сельским хозяйством, мерить полевым метром посеянные участки в слиянии рек Варты и Одера.

— Выходит бывает все, даже то, что и во сне не снилось.”

Из третьего тома книги “Письма с фронта”

Читайте также