27 октября, 16+

Близкие дальше, чем чужие.

Фото: 442fz.volganet.ru

Фото: 442fz.volganet.ru

Здравствуйте, дорогая редакция “Околицы”! Прочитала статью и очень хочу ответить шотландцу Нилу Мартину. В современном обществе есть дома-интернаты для престарелых. Их много и живут в них пожилые люди постоянно. Как правило никто и никогда, за редчайшим исключением, оттуда их не забирает. Это к тому, что если человека оформляют в дом-интернат, то это навсегда.

Люди попадают сюда по разным причинам:

  • потеря жилья (дарят детям,  дети или посторонние забирают обманным путем и т. д.);
  • конфликты в семье (или попросту становятся никому не нужными);
  • асоциальный образ жизни (алкоголизация, бродяжничество, жизнь, проведенная в местах заключения и многие другие факторы);
  • инвалидизация, плохое здоровье;
  • другие трудные жизненные ситуации.

Не будем говорить о пожилых гражданах и не очень пожилых инвалидах, кто потерял все по своей вине (пьянка, тюрьма, безответственность к семье,  особенности характера). Для них дом-интернат как «манна небесная», надежная крыша над головой. И вот здесь существование домов-интернатов оправдано и необходимо.

Давайте обратимся к «благополучной ситуации», как у Нила Мартина.

У счастливого Нила есть бабушка и дедушка, мама, образование и работа. И все обеспеченные, с жильем, с достатком. Ни у кого нет девиантного (отклоняющегося от норм) поведения. Но у Нила Мартина есть очень бедная душа.

Честно говоря, нет ни одного человека, который бы не хотел долго и счастливо жить.  Получается, долгоденствие (старость) — это благо. Но сегодня люди боятся старости, как огня, и очень часто стараются любыми способами если не отодвинуть ее, то хоть забыть о ней. Все хотят быть молодыми, молодящимися, заводить детей в 60 и даже 70 лет, а самое главное- «динамично развиваться» и чтобы при этом никто не мешал — ни мама, ни бабушка с их возрастными проблемами.

Вот поэтому из нашей жизни практически ушла характерная для традиционного общества большая семья, в которой живут вместе представители как минимум трех поколений, и это настоящая трагедия. Неслучайно ведь так было всегда: естественная и самая лучшая форма передачи жизненного опыта — это когда бабушка и дедушка имеют возможность если не жить, то хотя бы быть рядом со своими внуками. Разве раньше предъявляли к бабушкам требования — будь здорова, богата, трудоспособна? Бабушка просто была и какое же это было счастье-получить в подарок от нее беленькие вязаные носочки!

Пожилой человек-это не просто человек. Он индивидуален, уникален, прожил долгую и неоднозначную жизнь. Подлинная старость — это глубина, это осмысление того, что прожито. И при наличии правильных критериев  то, что человек переживает в это время, имеет особую значимость не только для него самого, но и для тех, кто находится с ним рядом, для них жизнь раздвигает свои границы, они тоже быстрее мудреют.

Вот строки из мемуаров русской поэтессы Ирины Одоевцевой «На берегах Сены»:

«Ведь старость — светлый вечер жизни,
Несет с собою лампу Аладдина,
Рассеивая скуку темных будней,
Все превращая в торжество…»

Рисунок: www.yaplakal.com

Рисунок: www.yaplakal.com

Посмотрите, как прекрасно описана старость! И вот такая бабушка со “светлым вечером жизни” попадает в дом-интернат для престарелых!

Существует много методик и правил по адаптации, психокоррекции, мотивации жизненной активности, разработаны диеты, существует целый штат профессиональных специалистов, которые встречают эту бабушку в доме-интернате. Специалисты могут и должны оказывать и бытовые, и медицинские, и правовые и психологические услуги, но вот заменить семью и близких они не могут! А еще они не могут объяснить этой бабушке, почему она должна жить в чужом доме, среди посторонних людей, если у нее есть семья и свой дом?! Почему не приезжают дети, внуки, они ведь обещали! Как же там без меня они поживают, есть ли деньги? Не холодно ли им, не голодно? Собирают копеечки со своей пенсии и просят отправить своим домашним. И умирают, так и не дождавшись своих родных. Хоронит государство.

Наши бабушки-они ведь умницы- быстро адаптируются, стараются сохранять навыки самообслуживания, соблюдают режим, активно участвуют в общественной жизни дома-интерната, поют, сочиняют стихи, занимаются в клубах и кружках. А что еще остается делать, если дома нет места и от тебя идет не тот запах, а еще ты падаешь и вообще старая и тупая?! И что удивительно-пожилые люди верят в Бога и молятся, но молятся –то они не за себя, а опять-таки за своих родных! Они не готовятся к встрече с Богом, а переживают, как останутся их дети.

Если Нил Мартин собирается долго жить, пусть выработает в себе сострадание, милосердие, терпение, понимание и любовь к бабушке и к дедушке. Кто там что считает по поводу стариков — это на их совести, если она у них есть. Денег никогда ни на что не хватает, даже в «благополучной» Великобритании. Самое элементарное — пригласить к пожилой паре опытную сиделку, зато они будут жить вместе, в своем доме, ведь всем известно, что дома и стены помогают.

От всей души желаю Нилу Мартину и его маме  стать надежной опорой для своих родных!

Отклик на статью “Место для бабушки: семья или дом престарелых”, опубликованную в №15 от 11 апреля 2018 г.

Евгения Папазян, культорганизатор Нефтегорского дома-интерната для престарелых и инвалидов.

Читайте также