18 мая, 16+

Кубанец построил автономный дом и теперь за ЖКУ платит не он, а ему!

Николай Дрига. Фото Светланы Лазебной

Офицер в отставке сам «добывает» электроэнергию, а излишки продает электросетям.

Николай Дрига – бывший военный-ракетчик. Из армии уволился в 90-х. Мечтал о домике в деревне. В 2002 году купил участок в чистом поле, потому что земля в обжитом месте, вблизи магистралей, стоила бы в сто раз дороже. Никаких коммуникаций тут вообще не было. Сетевой газ в обозримом будущем не предвиделся, а за подключение к электросетям тогда просили более 1,5 млн рублей. К разработке стратегического плана – выжить в чистом поле — Николай приступил с офицерской основательностью. Справился на отлично.

Энергия солнца

С Николаем мы встретились у него дома, в поселке Индустриальном под Краснодаром.

— Это сегодня здесь поселок с улицами, а в 2002 году было чистое поле, бывшие колхозные паи продавали под ИЖС, — рассказал он. — Я купил участок по цене почти символической. Тянуть сюда ЛЭП, водопровод и газовые трубы никто не собирался. Индивидуальное подключение стоило космических денег. Я стал думать над тем, как жить. Проблему с водой решала скважина. А с электричеством? Я решил отталкиваться от того, что на дворе ХХI век, в мире вовсю используют энергию солнца, ветра. Направление — куда смотреть — подсказали воспоминания.

Брат Николая закончил знаменитую «бауманку», работал в Краснодаре на заводе, который производил и до сих пор производит солнечные панели для нужд нашей космонавтики. Из отходов производства брат постоянно что-то мастерил, экспериментировал. «От солнца» в доме Дрига работали дверной звонок, будильник, игрушечная машинка…

— Я стал изучать интернет, предложения производителей альтернативных источников питания. Сел за расчеты.

Николай — военный инженер, окончил ракетное училище с красным дипломом. Но «бумажная» работа с карандашом – это вам не раз, два, отжался — заняла больше года. В интернете нашел человека, который переехал из Москвы в окрестности Горячего Ключа и жил в лесу в полной автономии. Съездил к нему. Москвич добывал электричество с помощью небольших ветрогенераторов, солнечной батареи и аккумуляторов. Но мощности не хватало, приходилось запускать бензиновый генератор.

— Система работающая, но не идеальная, — продолжает Николай. — Я задался целью сделать лучше.

На строительство дома (170 кв.м плюс примыкающий хозблок, 55 кв.м), последующую закупку оборудования для автономного электроснабжения (тут удалось уложиться в 350 тыс. рублей), монтаж, установку ушло в общей сложности около девяти лет. В автономном доме Николай забыл, что такое счета за коммуналку, коммунальные аварии и последствия ударов стихии — знаменитый «ледяной дождь» 2014 года его не коснулся вообще.

Меньше да лучше

Дом у него… как обычный дом, двухэтажный. Хозблок с длинной трубой, на крыше — солнечные панели, на стене две коробки, похожие на внешние блоки кондиционеров. Поодаль техническое сооружение, на крыше также солнечные панели…

Собираясь в гости к человеку, который сам добывает электричество и продаёт излишки в сеть, предвкушаешь увидеть некий энергопарк. Точно не понимая, что это, ожидаешь масштабности, размаха… Но даже количество панелей оказалось весьма скромным.

Как выяснилось, ничего громоздкого и сверхъестественного для того, чтобы пользоваться энергией солнца, не требуется. Более того, с каждым годом альтернативные схемы становятся элегантнее, проще и дешевле. Потому и в хозяйстве Николая с момента запуска «автономки» многое изменилось.

Воду из скважины в дом по-прежнему поставляет погружной насос с автоматикой. Электричество давали ветер и солнце — а сегодня только солнце. Ветряные генераторы Николай демонтировал. Реальный срок службы большинства ветрогенераторов малой мощности – до 7-10 лет. Солнечные батареи около 25% мощности теряют только через 30 лет эксплуатации. Их не надо мыть — дождь сам очищает от пыли, а специальное защитное стекло выдерживает даже крупный град.

Батарей отопления в доме нет – вместо них теплые водяные полы. Циркуляционный насос гоняет воду, поддерживая заданную температуру. Раньше тепло давал твердотопливный котел, а горячую воду — бойлер. Котел с необходимостью закупать и хранить топливо (траты относительно небольшие, но неприятные) — остался в прошлом. Его функции ныне выполняют тепловые насосы. Их видимая часть снаружи — те самые коробки на фасаде. Тепловой насос берет энергию из воздуха, воды или грунта и переносит в систему отопления дома.

Технические подробности Николай рассказывал уже внутри дома.

— Так выглядит моя солнечная система сейчас, после последней модернизации: я поставил новые инверторы и аккумуляторы на обычный металлический стеллаж, а контроллеры закрепил на стене. Сложно с первого взгляда, — улыбнулся Николай. — Но можно разобраться и без специальных знаний. Главное, чтобы разработкой всей системы изначально занимался опытный человек.

По его словам, раньше получаемой энергии хватало для жизнеобеспечения. Траты на ТО, топливо для котла были ниже, чем если бы пришлось платить за коммуналку как все, исходя из площади дома и количества бытовой техники. После модернизации самым «тяжелым» прибором с точки зрения потребления электричества оказался тепловой насос. Но нужда в нем возникает лишь зимой. Годовые расходы — снизились.

В 2018 году в поселке, наконец, поставили ЛЭП. Подключился к сетям и Дрига. Благо, стоило это тогда 550 рублей (с прошлого года цена стандартного — 15 киловат — подключения домовладения подскочила до 45 тыс рублей). Как ни странно, именно электрификация помогла Николаю выйти на новый уровень — он начал продавать сетям излишки собственного электричества. Правда, для этого потребовался федеральный закон о микрогенерации. И именно Дрига сделал очень много для того, чтобы он был принят.

Фото: tawatchai07/freepik

Кто кому платит?

До 2002 года ни о какой микрогенерации Николай вообще не задумывался. Его, что называется, жизнь заставила. Но логично, что Дрига стал не просто энтузиастом-разработчиком-испытателем, а экспертом федерального уровня. Соображениями, находками, озарениями он делился в соцсетях.

— Летом, особенно на Кубани, сети испытывают пиковые нагрузки. Власти просят потребителей не злоупотреблять кондиционерами, относиться с пониманием к аварийным отключениям, и так далее. В это же время солнечная энергия вырабатывается в объемах, значительно превышающих текущие потребности. Владельцы частных автономных электростанций, такие как я, могли бы отдавать в сети излишки, подпитывать их. Разве плохо?

Николай стал изучать, есть ли такая проблема в других странах? Оказалось, излишки продают. Он написал обоснование — какие изменения нужны в российском законодательстве, чтобы взаимовыгодная государству и людям схема заработала, поделился на своей страничке в соцсетях, опубликовал статью в «Коммерсанте»… Вскоре Николая пригласили в Москву, чтобы он выступил в Аналитическом Центре правительства. А после — приглашали на заседания Экспертного совета при комитете Госдумы РФ по энергетике перед первым и финальным чтением проекта закона о микрогенерации. По предложению Николая и при поддержке комитета по энергетике Госдумы РФ и Министерства энергетики, его действие распространили на малый и средний бизнес, важные корректировки внесли в правила технологического присоединения. В силу закон вступил в 2019 году. Он прямо обязывает монополистов выкупать у потребителей излишки электроэнергии.

— С апреля по ноябрь платят мне, а зимой моё потребление растёт, поэтому избытка энергии не возникает, и тогда плачу уже я. Если бы был сетевой газ, тогда не было бы необходимости использовать тепловой насос и тогда на электричестве исключительно зарабатывал бы.

По словам Николая, за минувший год на продаже излишков он заработал 16 тыс рублей. Купить электричество зимой пришлось примерно на 18 тысяч больше. Он сделал выводы, увеличил мощности батарей. В этом году, утверждает, есть шанс по итогам года выйти «в ноль».

С подачи Николая, солнечные батареи и ветряки появились на нескольких соседних участках в Индустриальном. За опытом к нему приезжают из других регионов. В Госдуме Николай Федорович Дрига — постоянный член экспертного совета при комитете по энергетике.

— Я вижу интерес к теме, наши реалии к ней поворачивают, — считает он. — Провода рвутся и подстанции горят у нас и зимой, и летом. Инфраструктура, оставшаяся с советских времен, не выдерживает всё возрастающей нагрузки. Но у проблемы дефицита мощностей есть решение. Пока на всю страну у нас менее 200 зарегистрированных объектов микрогенерации. А представьте, если бы солнечные электростанции установили крупные предприятия и все бы они делились излишками? К сожалению, люди не интересуются законами, о возможностях микрогенерации не знают. На мой взгляд, это направление необходимо развивать, рекламировать на государственном уровне…

Кстати

  • Система из солнечных батарей для дома площадью 100 кв.м может стоить около 400 тыс. рублей. Цена зависит от типа станции. Они бывают сетевыми (без аккумуляторов, работают только совместно с сетью) и автономными или гибридными (с аккумуляторами, работают и без сети). Кроме этого, станции бывают маломощные, средней мощности и повышенной.
  • Солнечные батареи с накопителями выручают там, где центральной сети нет. Идеально для объектов туризма, фермерских хозяйств.
  • От четырех до пяти лет — срок окупаемости сетевых солнечных электростанций для малых и средних предприятий на юге России. За электричество они платят по гораздо более высоким тарифам, чем простые люди.
  • Часть оборудования для солнечных электростанций и ветряков производят в России — можно не бояться санкций.

Светлана Лазебная

Читайте также: 7-летняя альпинистка из Краснодара бесстрашно покоряет опасные вершины.

Читайте также