14 августа, 16+

Любовь спасла солдата. Ветеран Чеченской войны 25 лет живёт в неподвижности, из них 8 лет – счастливо женат!

На фото из семейного архива: Сергей и Людмила Ахтименко.

Два месяца назад Сергей Ахтименко «отметил» юбилей: 25 лет, как он прикован к постели. Призвали в армию, попал в Чечню. Получил тяжелое ранение при выполнении боевого задания. С тех пор он лежит. Головой кивнуть может – и это единственное доступное движение. При этом он называет себя редкостным счастливчиком: рядом женщина, которая полюбила его – таким.

Мать – это сын

Несчастье случилось в августе 1996-го.

– Телеграмму принесли: «Смертельно ранен», – вспоминала мама Сергея, Лидия Николаевна. – Помчалась в Краснодар в аэропорт, в Москву. В госпитале к нему не пускают – оперируют… От слез все как в тумане, но запомнились чьи-то слова: «Жаль, долго не протянет».

Во время боя вражеская пуля вошла в челюсть, крутанулась, отбила дужки шейного позвонка, остановилась под левой лопаткой, чуть выше сердца. Достать ее хирурги не решились. Привезли Сергея в палату, прозванную «комнатой смертников», сказали: «Сделали все, что смогли».

Следующие два месяца мать жила у кровати сына. «Не положено!» Но кто бы смог выгнать? Держала сына за руку, целовала. И день, и ночь, и день, и ночь. Когда силы покидали, забывалась коротким сном рядом, на полу. Несколько раз возвращали Сергея с того света. Врачи хорошие. Или, действительно, ничего сильнее молитвы матери о ребенке нет?

Через год вернулись домой, в поселок Ильский, что в 40 км от Краснодара. Сергей, с пулей у сердца – ее так и не достали – пошел на поправку. Но тело перестало повиноваться. В декабре 2013-го телевизионщики сняли пронзительный сюжет под названием «Мать – это сын. Сын – это мать». К тому времени Сергей лежал 17 лет и пять месяцев. История подвига двоих вместилась в восемь минут.

Мать стала руками, ногами… частью сына. Утром: «Мамуль, давай почистим зубы?» Потом: «Мамулечка, перекусим?» Повернуться, почитать книгу, позвонить по телефону… Нужна мама.

– Думаю иной раз: Господи! Как я устала, мне скоро 75 лет! – говорила Лидия Николаевна. – Пойду, поплачу за углом, чтобы Сергей не видел. На сына смотрю – и снова в сердце радость. Он мой, он живой. Я его вижу. А потом снова нахлынет. Страшно оставить его одного!

7 марта 2014 года Лидии Николаевны не стало.

Новый поворот

«Как же он теперь?», – задавались вопросом ильчане. К счастью, родственников много. Брат, племянники, сестра… Отчим и отец (мужчины уважительно друг к другу относились). Всех объединял Сергей. Все готовы были за ним ухаживать.

Но потеря мамы для сына стала страшным ударом. И новости сарафанное радио приносило одну хуже другой. Сергею удалили почку. Скончался отчим, пытавшийся заменить свою Лиду у кровати пасынка. И, внезапно, сенсация: Сергей… женился! Кто-то плечами пожал, мол, придумают же такое. А кто-то заподозрил новобрачную в хитром умысле.

Между тем, как мы выяснили, союзу Сергея и Людмилы уже восьмой год! Чтобы разобраться в многочисленных «как» и «почему», напросились в гости. Дом красивый оказался, ухоженный. В палисаднике много цветов. Во дворе большая черная собака –не лает, а бодается. Подошла, огромной мордой ткнулась.

– Здоровается, – объяснила Людмила – тонкая, неожиданно молодая, с искринками-смешинками в глазах. – Вот такая у нас охранница…Комната Сергея – светлая, нарядная. Кровать большая, огромный, во всю стену, телевизор. Сергей чисто выбрит, аккуратно подстрижен. Глаза яркие, синие, пытливые. Можно было бы подумать, что здоров, просто прилег. Но нет. Руки лежат вдоль тела, ладони странно прямые.

– Без фотографий, – сразу предупредил он, – зачем показывать как я лежу? Поговорить рад, но не про ранение – надоело! Не о том? А о чем? О любви?!Смеялись и Сергей, и Людмила. «Про это же не расскажешь!» Но, слово за слово… Прежде всего, случайности в их браке нет!

– Мамы не стало 7 марта, а поженились мы с Людой в ноябре. До этого дружили, встречались.– В 2012-м мы познакомились, – уточняет Людмила. – Он меня у мужа-нефтяника отбил.
– Вот это поворот!
– Ну вот, – смущается Сергей, – люди не так поймут. – Как бы понятно объяснить?

«Мои руки, мое сердце, моя душа»

Они считают, что Бог их друг к другу направил, и вряд ли это преувеличение. Издавна настоятель Ильского храма и прихожане воина опекают. В день Ильи Пророка Людмила вызвалась отвезти Ахтименко на своей машине святую воду и иконку.

– Зашла поздороваться, – вспоминает Людмила. – Потом еще раз приехала с поручением и бывать стала часто. А потом чувствую…

– Мы оба поняли, это больше, чем дружба, – подхватывает Сергей. – Люда – моя половинка. А в моих обстоятельствах – продолжение меня. Мои руки, мое сердце, моя душа.Брак – важный шаг, но им он дался легко. Лидии Николаевны не стало и оба поняли: надо оформлять отношения.

Муж-нефтяник удивился, но развод дал легко. Дочь вырастили, выпустили в самостоятельную жизнь, нравственных долгов друг перед другом у супругов не было. Имущество поделили мирно, без проблем – Людмила взяла дорогой кроссовер. Машина с просторным салоном и климат-контролем нужна, чтобы возить Сергея в госпиталь и на прогулки. Он любит прокатиться по поселку, выехать на природу. Спасибо друзьям – можно «дернуть» их, чтобы помогли: подняли, донесли, усадили…

Другой ей не нужен

Важно, чтобы кто-то с ним был. Всегда. Тяжело приходилось в первые два года совместной жизни.

– Я работала оператором на Афипском НПЗ, – объясняет Люда. – Помогал отчим Сергея, сам тяжело больной, брат и племянники. Вместе тянули. Но, если мне выпадала пауза, хоть пять минут, я спала. В вахтовом автобусе, в обеденный перерыв, буквально на ходу. Отчим Сергея не смог победить болезнь, похоронили его. Мальчишки ушли в армию. Мы оставались вдвоем. Точнее – втроем с моей работой. Помог стаж работы на Севере, оформила пенсию досрочно. Размер – чуть больше минимальной. Но с каким же облегчением мы вздохнули!

Мало кто понимает, какая забота нужна Сергею. Нельзя, чтобы он спал на одном боку, а, значит, пять раз за ночь Люда встает, чтобы его перевернуть. Перевязки, обработка от пролежней, санитарные дни. Ноги нужно двигать, массировать, потому что кровь застаивается, давление падает, иногда резко – нужен постоянный контроль. И это не считая заурядного умыть-накормить… Состояние Сергея может ухудшиться в любой момент. Одного не оставишь.

Сергей и Людмила: «Случайностей в нашем браке нет». Фото из семейного архива
25 лет назад: 18-летний Сергей принимает присягу. Фото из семейного архива
Сергей (крайний справа в верхнем ряду) с сослуживцами. Фото из семейного архива

Три основы счастья

Перестало ли болеть сердце матери? Люда была рядом с Лидией Николаевной в ее последние дни. Хочется верить, что мать поняла, почувствовала: сын не пропадет!

– 9 августа моему ранению исполнилось ровно 25 лет, – говорит Сергей. – В 18 лет я ушел в армию, ровно столько успел походить по земле. Этой, неподвижной жизни, у меня гораздо больше. Я просто не знаю – кто-то есть еще такой? А вдруг я, как Илья Муромец, он лежал 33 года, вдруг и я поднимусь?

Он радуется… боли. Обрели чувствительность плечи. Там, где пуля прошла – болит, до шрама дотронуться неприятно. Если «проснутся» руки – он заставит слушаться ноги!

Вера. Надежда. Любовь. Три основы счастья. Понятно почему Сергей называет себя счастливым – он этим богатством владеет. И про Людмилу тоже понятно.

– Как можно Сережку не полюбить? Вы посмотрите, какие глаза – утонуть можно! – смеется Людмила. – Если судить категорией личного времени – да, я жертвую. Но жертва ли я? Нет! Он мой. Он родной. Рядом с ним я спасаюсь.

Искать мотивы, гадать о природе самопожертвования молодой красивой женщины – лишнее. В этой истории все просто.

Тепло, уютно в доме Ахтименко. И радостно. Неспроста собака суровой породы – милая, дружелюбная… даже к котам. Ну а какой ей быть? При таких-то хозяевах…

Лучшая награда 
Лидия Николаевна боевые награды сына показывала не без гордости. Но говорила: «Вот если б пришел здоровый – это была бы лучшая награда!» Сергей Ахтименко награжден орденом Мужества, нагрудными знаками «За отличие в службе» второй степени, «Участник боевых действий». Он получает пенсию чуть выше средней по региону. Без помощи добрых людей пришлось бы худо. Ремонт и телевизор – подарок, как и противопролежневый матрас. Бесплатно он выдается раз в три года, а служит от силы год.

Светлана Лазебная.

Читайте также