17 сентября, 16+

Не пить из крана? Кто в ответе за качество воды в квартире

Фото: alev.biz

Люди пьют плохую воду, а кто отвечает за текущую из крана жидкость — поставщики воды или управляющие компании — непонятно. 

Пьют и болеют

По данным Счетной палаты, от 30 до 40% людей в России регулярно пользуются водой, не соответствующей гигиеническим нормативам. Из-за загрязнения питьевой воды химическими веществами и микроорганизмами увеличивается риск смертности (в среднем на 11 тысяч случаев ежегодно) и заболеваемости населения (в среднем на 3 млн случаев ежегодно).

Причины некачественной воды могут быть разными, отмечает исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения Елена Довлатова. В некоторых регионах изначально плохая вода в источниках водоснабжения — например, в Калмыкии или в астраханских степях она очень соленая.

Тем не менее, со станций водоподготовки вода уходит чистой, за этим строго следят надзорные ведомства. Если до крана в квартире вода все же доходит некачественной — причиной могут быть проблемы в магистральных сетях (за них тоже отвечают водоканалы), либо во внутридомовых сетях (если, например, не была сделана промывка этих сетей).

Виноваты старые сети

Зачастую проблема в инженерных сетях на подходе к многоквартирному дому и внутри него. Это особенно актуально для старого жилья, где общедомовые коммуникации не меняли десятилетиями. Вот тут и возникает проблема — ответственных за трубы не найти. 

В 2020 году были приняты поправки в Жилищный кодекс о том, что жители могут требовать перерасчета при некачественном предоставлении коммунальных услуг. Но сделать это непросто. Почти нигде нет оборудования, которое позволяет отслеживать, какого качества коммунальные услуги на входе в дом.

— За состояние внутридомовых сетей водоканал ответственности не несет — это прерогатива управляющих компаний. К сожалению, не всегда вовремя меняются или прочищаются трубы внутри домов, что приводит к вторичному загрязнению воды и ее плохому качеству. В зоне ответственности водоканала постоянный контроль качества воды на выходе со станции водоподготовки и регулярный отбор проб воды на сетях. Но на «входе» в дома такого оборудования не бывает, и это практически невозможно сделать, — объяснила Елена Довлатова.

Призвать к ответу некого

Программой производственного контроля должны быть предусмотрены места отбора проб воды, в том числе при поступлении воды в многоквартирный дом, сообщили в Минстрое. Однако управляющие компании (УК) сами не производят воду и, по закону о водоснабжении и водоотведении, на них не распространяются требования о ведении контроля качества.

— В последние 2-3 года надзорные органы все чаще выдают УК предписания разрабатывать программы производственного контроля за качеством воды в домах. Штраф за отсутствие программы — 10-20 тыс. руб. Такие обращения поступают из разных регионов России, — рассказал юрист организации «ЖКХ-Контроль» Бахрам Арбобов.

В Роспотребнадзоре считают, что управляющие компании должны регулярно проводить лабораторные исследования питьевой и горячей воды. «Например, можно делать пять проб два раза в год», — предлагают в ведомстве. Однако это увеличит издержки УК и может привести к росту стоимости услуг для жильцов. 

Нужен новый закон

УК и сейчас отвечает за качество коммунальных услуг, ее могут оштрафовать за некачественную воду, однако она должна лишь добиваться повышения качества воды от водоканала, а не организовывать и оплачивать проведение лабораторных анализов, считает Бахрам Арбобов. Денег на разработку программ производственного контроля у УК нет, отмечает он. 

УК, получая предписания надзорных органов о необходимости такого контроля, оспаривают их в судах, которые принимают противоположные решения. Необходимо более четко указать в законодательстве, должны ли контролировать качество воды именно УК и, если должны, то за счет каких средств, считают в «ЖКХ-Контроль».

Пока средства ищутся, федеральным проектом «Чистая вода» предусмотрено увеличение доли населения, обеспеченного качественной водой, с 85,5% в 2017 году до 88,8% к 2024 году. Среди городского населения — с 92,7% до 97,2%.

Марина Трубилина, «Российская газета»

Читайте также