20 сентября, 16+

«Когда же моя дочь стала такой? Неужели деньги важнее, чем слёзы матери?»

Фото: info.mstservices.com

«У нас с близкими произошел разлад из-за денег. Кто-то принял сторону дочери, кто-то – мою…

Посмотрела недавно фильм «Андреевский флаг», где чётко прослеживается конфликт отцов и детей, и очень захотелось поделиться похожей историей моей семьи.

У меня три дочери, четыре внучки и долгожданный внучок. Мы с мужем живем с младшей дочерью. Зять работает вахтенным способом, сейчас он на Ямале. Отпуск у зятя нескоро, а лето проходит быстро, поэтому мы с мужем решили повезти внуков-«лидеров» (так их воспитывают родители) на море к старшей дочери в Анапу — у неё собственная гостиница прямо на берегу моря. Созвонились, договорились о приезде, но о том, что приедем с внуками предупредить забыли.

Приехали. Дочь встретила молча, а вот зять тут же подошел к детям, показал ремень и сказал, что, если они не будут слушаться, он их будет наказывать этим ремнем с тяжелой пряжкой. Дети испуганно прижались ко мне, а я сначала растерялась, а потом расплакалась от такой неожиданной встречи, чем очень удивила зятя – он не понимал причины слёз. Я попыталась объяснить, что мы ведь не каждый день приезжаем, да и дети только сдороги, они еще не успели даже осмотреться.

После обеда отправились на море: купались, загорали, собирали ракушки, веселились от души. Дети забыли об инциденте с родственниками и были счастливы. Вернулись с моря только к вечеру. Дочь объявила, что к нашему приезду заказала столик в ресторане, но, поскольку мы приехали с детьми, то в ресторан с ними пойдет только папа. А мне придется остаться дома со своими внуками, ведь её дочери, мои старшие внучки тринадцати и шестнадцати лет, лет не обязаны сидеть с детьми тетки. Сказала, как отрезала.

Они ушли в ресторан, а я с внуками – гулять по городу. Зашли в кафе, поужинали, погуляли по набережной, уставшие вернулись домой и вскоре уснули.

Утром я получила выговор от дочери, да такой, что до сих пор не могу успокоиться. Она вошла в комнату, села напротив и стала меня отчитывать за то, что я привезла детей, а ведь у них дорогая вода, электричество, она платит налоги, зарплату горничной и вообще у неё большие расходы… «Вы, родители, можете приезжать в любое время, но никого с собой не тащите. Дети – не сироты, отец приедет и свозит их на море», — распекала меня дочь. Я молча, как провинившаяся школьница, слушала её и думала: «Когда же моя дочь стала такой? Неужели деньги дороже всех родственных отношений? Ведь в номере, который «выделила» нам дочь, не было ни душа, ни даже горячей воды».

В голове проплывали одна за другой картинки из моей жизни в 90-е, когда пришлось из города переехать в село. Чтобы выжить с тремя детьми, нужно было по утрам доить двух коров, выгонять их на рассвете за село в стадо, кормить уток, кур и свиней, обрабатывать два огорода, а еще успеть к восьми утра на работу. И все это для того, чтобы пять лет учить дочь, которая сейчас «учит» меня, отсылать ей ежемесячно деньги на питание и съемную квартиру. Как мне приходилось одеваться в секонд хенде, потому что младшая дочь тоже уже училась в институте, а самой старшей пришлось делать две свадьбы, потому что они проходили в разных местах, так что денег на хорошую одежду элементарно не хватало.

Я молча «просматривала кино» из своей жизни, а дочь всё отчитывала меня. Когда она замолчала, наконец, я решила, что это последний наш визит к ней в гостиницу – будем ездить в другие места, например, в Новороссийск или Геленджик. А ещё я мысленно попросила: «Господи, прости её, ведь не понимает в свои сорок лет, что Бог считает слезы матери». Искренне пожелала дочери хорошего сезона, побольше денег заработать за лето, но после нашего разговора что-то будто оборвалось внутри.

Домой ехали молча, и только счастливые внуки наперебой делились впечатлениями – они ведь не знали, что тётя им совсем не рада была. Всю дорогу у меня из головы не выходил тот неприятный разговор – сколько прибыли потеряла дочь, приняв нас с внуками, её племянниками, на несколько дней. Вывод был один: даже близкие родственники не должны мешать бизнесу. Я, конечно же, этого не понимаю. И кто мне скажет, кто из нас прав?

Дочь звонила уже несколько раз, но я передаю трубку отцу, боюсь снова вернуться к разговору о нашем отдыхе у них, а значит, снова услышать упрёки о «непредвиденных» расходах на племянников. Не хочу ссориться с дочерью, а переубедить, наверное, не смогу, да и не хочу».

Историю одного «отдыха» записала Н.ПЕРОВА.

Читайте также