24 ноября, 16+

Прости, Анечка! В детском доме малышка каждый день ждала, а меня всё не было

Фото: ldscounselordfw.com

В моей жизни была история, которая по сей день не дает мне покоя, а потому делюсь ею с тобой, «Околица», и с твоими читателями. Может быть, историю прочитает та самая Людмила, да призадумается…

В 1986 году родилась у меня дочь Аленушка. Родила ее я уже «в возрасте». У меня было два сына-погодка (уже большие), и вдруг на свет появилась дочурка. Радости не было предела.

Подросла девочка, пошла в детский сад, где подружилась со своей ровесницей Анечкой. Девчонки привязались друг к другу так, что не разлучались совсем. Иногда я и из садика забирала их вместе. А когда пришла пора, вместе пошли в школу. Аня часто приходила к нам, вместе делали уроки, отдыхали – были веселыми и жизнерадостными.

Но однажды Алена пришла из школы грустная, задумчивая, а когда я спросила, что случилось, со слезами на глазах сообщила, что Анечку забрали в детский дом.

Я поняла, что в семье девочки не все в порядке. Дочь успокаивала, обещая, что в детдоме Ане будет хорошо. Я пыталась узнать, в каком интернате находится девочка. Но поначалу мне никто не хотел говорить, а потом навалились свои семейные проблемы… и так прошло несколько лет.

И вот однажды к нам в гости пришла Анечка и рассказала, как жила все эти годы. После окончания школы  она скоро вышла замуж, родила четверых детей.  В семье у нее все хорошо. И вдруг подошла ко мне, крепко обняла и, заглядывая в глаза, заговорила: «Как же я вас сильно люблю, и всегда любила. Завидовала белой завистью вашей Алене, что у нее такая мама. Знаете, тетя Галя, когда я была в интернате, я постоянно думала о вас. А когда к другим детям приходили родные и меня спрашивали, почему ко мне никто не приходит,  я гордо поднимала голову и отвечала, что рано или поздно, но ко мне обязательно приедет тетя Галя, потому что она лучшая на свете».

При этих словах глаза Анечки засветились надеждой и нежностью (не заметить этого было нельзя), и я поняла, что она чувствовала сейчас, будучи взрослой. Что происходило тогда  в душе малышки, которая ждала меня каждый день, можно только догадываться… Мне стало так стыдно (хоть я и не знала этого), будто я украла у той маленькой девочки кусочек детства… Я обняла ее и прошептала: «Прости меня, Анечка, прости, милая, почему же ты никогда не говорила мне об этом?» А она, глотая предательские слезы, все так же тихо ответила, что она сильная, и что бы в жизни не случилось, она все будет решать сама.

Мне до сих пор стыдно, хотя прошло уже почти тридцать лет.  Перед глазами стоит та маленькая Анечка, которая во все глаза смотрела на калитку и ждала прихода тети Гали, а ее все не было…

Я несколько раз просила у Ани прощения, но «поезд ушел», я нужна была ей тогда, много лет назад. Сейчас мы общаемся с Аней (они с моей дочерью кумовья). Как могу, помогаю ей. Может, Бог и простил меня, но я сама себя – нет. А потому молюсь и прошу Господа хранить Аню и семью ее.

Прислала А.Н. ЛЫСЕНКО, х. Сербин Славянского р-на.

Читайте также