13 июля, 16+

Врачи часто слышат, что нет никакой угрозы коронавируса и очень хотят выйти из карантинного режима

Фото: today.listis.ru

На прошлой неделе заместитель главного врача ККБ-2 по медицинской части, доктор реаниматолог-анестезиолог Сергей Синьков впервые за два месяца взял выходной и провел его дома, с семьей. Он, как и большинство его коллег, все это время практически не выходит из госпиталя. Спасать людей сейчас для него важнее всего. Доктор считает, что всем нам расслабляться еще рано.

В ковидном госпитале ККБ-2 сейчас задействовано около 500 человек персонала. Если в разгар эпидемии количество заболевших доходило до 300 человек, то сейчас, по словам Сергея Васильевича Синькова, число госпитализированных снижается. На прошлой неделе более 50 человек находились в реанимации, больше 170 — в стационаре.

Врач Синьков Сергей Васильевич, Краснодар, регион Краснодарский край, работает по специальности анестезиолог-реаниматолог, является взрослым врачом и принимает в клинике Краевая больница №2 (ККБ №2). Стаж работы врача составляет 22 года. Категория врача: высшая. Врач имеет степень: доктор наук.

 — Мы впервые, как и все люди, столкнулись с такой бедой, — сказал Сергей — Васильевич. Когда слышали новости из Китая, поначалу не воспринимали ситуацию, как угрозу нашей стране. Как и все люди, до конца не понимали, зачем китайцы принимают такие жесткие меры по изоляции людей и границ. А когда это пришло в Европу и появились первые случаи в России, мы начали готовиться и понимать, что и нашу больницу эта беда не обойдет. Мы изначально не были готовы к тому, что на базе больницы развернется ковидный госпиталь. Учились всему с нуля, быстро, в онлайн-режиме. Пришлось перестроить полбольницы — организовать “красную зону”, “чистую зону”, шлюзы для выхода и входа, обучить персонал. Смотрели фильмы, читали методическую литературу, проводили занятия. Ездили в Москву, в Коммунарку и в “Склиф”, смотрели, как там все налажено. Много возникло бытовых вопросов, с которыми мы тоже никогда не сталкивались. Ведь нашим сотрудникам надо было здесь жить — питаться, спать, принимать душ и так далее. 

— Сергей Васильевич, люди разделились на три лагеря: на тех, кто понимает опасность распространения коронавируса, на тех, кто сомневается, что это реальная угроза для всех и на тех, кто категорически отвергает ее, считая эпидемию происками США и правительства. Вы сталкивались с отрицанием опасности невиданного ранее вируса? 

Конечно, мы часто слышим это от людей, даже от родственников заболевших. Читаем комментарии в соцсетях. Пока человек не столкнется лицом к лицу с этой, вполне реальной бедой, не поймет, что действительно подвергается смертельной опасности, не поймет. Родственники заболевших просят пустить их в палату, навестить и не понимают почему мы никого не пускаем и не можем выписать выздоравливающих домой. Объясняем, почему, что нужно получить два отрицательных теста на ковид, прежде чем выписывать пациента. 

— Как переключить сознание? Что бы вы ответили тем, кто даже врачей обвиняет в том, что они намеренно преувеличивают опасность вируса и делают так, чтобы получить денежную компенсацию от государства?

—  Уже философски начали относиться к этому. Пусть говорят, что хотят. Сами пациенты, когда видят, что происходит на самом деле, когда чувствуют, что находятся на грани жизни и смерти, полностью осознают всю серьезность происходящего. Когда видят, что мы им помогаем, что они выздоравливают, все сомнения развеиваются однозначно. Все-таки мы слышим больше добрых слов, слов благодарности от пациентов и их родных. 

— Насколько такая поддержка важна для вас? 

— С такой поддержкой хочется работать, открывается второе дыхание. Понимаем, что все делаем не зря. Хотя наши люди очень устали, они не выходят отсюда уже больше двух месяцев, не видят свои семьи, живут в общежитии. И всем нам очень хочется выйти из невероятно напряженного карантинного режима. 

— Какой стимул помогает вашему коллективу выносить все эти нечеловеческие условия, разлуку с семьей? Что дает силы держаться?

— Не хочется говорить высокими словами. И не ради денег люди выполняют свой профессиональный долг. Просто надо видеть, как они радуются вместе со своими пациентами, которые борются с болезнью и потихоньку выздоравливают, когда их переводят из реанимации в палату. Они их купают, кормят, все для них делают. Помогают делать первые шаги, держать ложку. Они становятся близкими людьми. А главное — учат не бояться и вместе преодолевают страх. А разлука с семьей — это, конечно, большое испытание. Но всем нам расслабляться пока рано. До конца вирус мы еще не победили. Но мы сделаем это, обязательно! 

Наталья Иваненко.

Читайте также