20 мая, 16+

Сиротинушки

Помню, как мы с братишкой Колей тихо сидели в темной хате на холодной печке. Скоро ему в школу, а я уже третьеклассник. Пока в хате было светло, я учил Колю читать букварь. Постепенно стемнело. Зимой очень быстро темнеет, а Кати все не было. Она задерживалась на работе, чистила свинарник. Катюша, наша старшая сестра, молодая, веселая, добрая, гарная дивчина, ухаживала за поросятками. Они были такие розовые, славные, шустрые и визгливые.

В хате было прохладно. Помню, слез с печки и решил затопить ее. Дрова мы берегли, расходовали понемногу, но хотелось тепла. Сухие, принесенные с утра из сарая, дрова быстро загорелись и весело потрескивали. По всей кухне заиграли яркие лучики, которые вырывались из щелей вокруг топки. От этой лучистой пляски нам с Колей стало весело. Я зарычал как зверь, а Коля завизжал. Мы оба начали кричать, что есть духу. Накричавшись вдоволь, мы враз замолчали. Хотелось есть. В животе противно заурчало, но в доме поесть ничего не было. Я вспомнил, как утром приходила бабка Лукерья и принесла немного очисток от картошки. Она сварила их в чугунке вместе с горсточкой измельченной кукурузы. Было так вкусно, что мы с Колей эту похлебку быстро съели. Мы для бабки Лукерьи не родные внуки, но она после смерти мамы часто стала приходить и подкармливать нас то похлебкой, то жменькой какой-нибудь крупы. Бабка Лукерья жалела нас, а особенно Катюшу, которая приходилась ей родной внучкой. Когда на папку пришла похоронка, а мама тяжела заболела и слегла, на Катю, совсем еще девчонку, навалилась забота о маме и о нас, братиков.

Папку я плохо помню, а маму – хорошо. Вдруг перед глазами появилась она: изможденная болезнью, бледная, худая и почему-то на меня злая. Помню, как она плакала, кричала и причитала, когда получила похоронку на отца. Я боялся на нее смотреть. Она обозлилась на весь белый свет, иногда срывалась и больно меня колотила. Я часто даже не понимал за что. Но все равно любил маму и жалел ее. Вскоре ее не стало и мы с Катей и Колей стали жить втроем. Бабка Лукерья называла иногда нас «сиротинушки вы мои».

Я услышал скрип двери и топот валенок и меня покинули невеселые воспоминания. В темную тишину ворвался веселый Катюшин голос: «Хлопцы, вы где? Сползайте с печки, смотрите, что я вам принесла!» Она зажгла свечку и я увидел, как Катя положила на скатерть две небольшие, темные лепешки, такие ароматные и желанные.

В.В.Петрук, г. Горячий Ключ, Краснодарский край.

Загрузка...

Добавить комментарий

Модуль комментирования mediaism.

Матери-одиночки: в нищете и в обиде

Многодетная мать-одиночка Ольга Жегулова из Новороссийска встала у стен Госдумы и провела пикет в…

Конфеты – только по паспорту?

В Госдуме предлагают запретить российским детям до 14 лет покупать сладости. Автором идеи выступил…

Тайны сердца 

Советы наших читателей поставят на ноги тех, кто страдает болезнями сердца. Не переборщите с…

«Божоле Нуво» по-кубански

В Новороссийске 18 ноября впервые пройдет фестиваль молодого вина «Божоле Нуво». – Для гостей приготовили…