22 июля, 16+

Было у отца три сына

Часто я вспоминаю своего отца – Чередниченко Сергея Федоровича. Родом из огромной казачьей семьи, где было 11 детей, перешедшего   на сторону красных и ставшего первым кавалеристом отчаянного буденновского отряда «Чертова сотня», участника Октябрьской революции, Гражданской войны и Второй мировой. Снова и снова поднимаются грустные мысли о нем и его тяжелой  жизни, да и не только.

Когда началась война, отцу было 44 года. До войны он работал ремонтником-обходчиком железнодорожных путей в Ростовском отделении  Северо-Кавказской железной дороги, поэтому военкомат ему выдал бронь, то есть было поручено продолжать работу на своем участке. Это и был его фронт.

Северо-Кавказская железная  дорога была важнейшим военно-стратегическим объектом, где проводились операции перевозочного процесса и работы по обеспечению формирования и отправки поездов. День и ночь шли составы с боевой техникой, продовольствием и солдатами. Сколько раз диверсанты-подрывники нападали на железнодорожных обходчиков! Чтобы не привлекать  внимания стрельбой, их резали ножами, убивали топорами, закалывали вилами, забивали палками…. Но мой отец, прошедший через революцию и Гражданскую войну мужественно защищал свой пост. Смерти  он не боялся.

Вот интересный факт из его жизни: один из братьев отца, Яков Федорович, обладал даром ясновидения. Умер он очень молодым, на шестнадцатом году жизни. И перед смертью позвал родных проститься. Все приходили по одному и Яша, предсказывая каждому его судьбу, прощался  навсегда. Но вот все прошли, а мой отец так боялся, что все ходил и ходил перед дверью, не решаясь войти, пока не услышал слабый голос Якова: «Сергей, ну что ты там ходишь? Не бойся, заходи». Он вошел. Яша ласково сказал: «А ты не бойся, ты из всей нашей семьи будешь самый счастливый, ты пройдешь через три войны и не получишь ни одного ранения, только будешь слышать, как пули возле уха свистят. Будет у тебя две семьи. Первая погибнет, а во втором браке вырастишь троих чужих детей и своих будет еще четверо, а среди них – девочка, похожая на тебя, она тебя и докормит, и досмотрит. И жить ты будешь долго. Дольше всех. Прощай!». Зарыдав, отец вышел.

Но вернемся в военное время…. Великая Отечественная война в корне изменила характер работы в жизни железнодорожной магистрали. К концу сентября 1941 года Северо-Кавказская железная дорога перешла на военные рельсы и находилась в зоне боевых действий. Люди, станки, оборудование, целые предприятия  эвакуировались на восток страны. Железнодорожники  делали все, чтобы остановить врага и не дать воспользоваться захватываемыми им участками дороги. Разбирали и вывозили стрелочные переводы, автодрезины, станки, вагоны, подрывали мосты и сооружения. Но силы были слишком не равные  и пришлось отступить. 

В судьбе моего отца все вышло так, как предсказал ему его брат Яков. К началу войны у  моего отца было уже трое взрослых сыновей. Всех их призвали на фронт. Григорий в 25 лет и 23-летний Георгий погибли в боях за Северный Кавказ, а младший Леонид в 18 лет там же, в боях, пропал без вести.

Осиротевший и одинокий, после войны он встретил мою мать Евгению Васильевну Михайленко – молодую гордую красавицу  с тремя маленькими детьми.  Геннадию было всего 8 лет, Николаю 5 лет, а Рае 3 года. Долго не раздумывая, отец предложил ей выйти за него замуж. Она долго отказывалась. Сильна была боль по погибшему мужу.

В то послевоенное время, когда не было ни одежды, ни жилья, ни еды, голод особенно трудно переносили дети. И вот однажды маленький Коля  предложил старшему Гене: «А давай  сначала отрубим мою ручку, сварим и съедим, а потом твою». И мама, случайно  услышав этот «детский» разговор, прорыдав всю ночь, согласилась выйти за моего отца, который  был старше нее почти на 20 лет. Вместе  было легче прожить и прокормить детей. Мой отец окончил церковно-приходскую школу, хорошо считал на счетах и знал математические дроби, поэтому работал кладовщиком и получал поек.

В совместном браке родились еще четверо детей: Федор, Лидия, Любовь и я – Надежда, та самая девочка, похожая на отца. Длинную жизнь, полную любви и драмы прожили мои родители вместе. Мамы не стало раньше.

Отец мой, как мы его называли, «папка», после смерти мамы жил со мной и часто с горечью  повторял: «Было у меня три сына – Гришка, Жорка и Ленька». И тоскливо замолкал. Но я за своими заботами не особенно вдумывалась, о ком он говорит, не расспрашивала его и мне очень  жаль, что трое моих старших братьев, погибших на той страшной войне, остались нам, младшим, неизвестными. Рано познавший  горечь утраты, отец часто говорил мне, что самое большое  счастье в жизни – это дети. Он горевал по своим старшим всю жизнь. Садился с нами, уже взрослыми, за стол (мамы уже не было в живых), выпивал  рюмку водки и, глядя в одну точку с тоской опять говорил: «Было у меня три сына: Гришка, Жорка и Ленька».  Но его  никто из нас не слушал . А он протяжно запевал, будто плакал: «Для чего я на свет народился? Для чего меня мать родила?».

И слеза иногда стекала по его мужественному лицу.

Только 22 июня 2015 года, в день поминовения погибших на войне, я подала поминальную записочку в Свято-Владимирский храм об упокоении  убиенных на войне братьев – Григория, Георгия, Леонида.  Я вас помню…

 Надежда Мышкина (Чередниченко), г. Краснодар.

Загрузка...

Добавить комментарий

Модуль комментирования mediaism.

Пропала трудовая книжка. Как восстановить стаж?

Несмотря на все обещания правительства перевести россиян на цифровые трудовые книжки, бумажная «трудовая» до…

«Бессердечные» капли. Чем опасен корвалол?

Популярные в России «сердечные» капли корвалол и валокордин — это препараты, от которых давно…

До 80% питьевой воды оказались подделкой

Процент фальсификата среди продаваемой в России питьевой воды доходит до катастрофических цифр. В среднем…

Как отучить кошку от агрессии?

Для начала необходимо выяснить причины, по которым кошка выпускает когти и зубы. Когда кошка…