17 мая, 16+

«Я пью звенящий воздух Кубани»

Фото: yandex.by

В 2010 году в моем родном Красноярске ударили такие морозы, что наши с мужем давние мечты перебраться жить на юг России стали превращаться в реальность. И муж, Пётр, и я сама под прессом дикого желания жить в тепле потеряли и покой, и сон. И вот, спустя всего три месяца — авантюристы просто отдыхают — мы собрали вещи и двинулись в путь-дорожку по направлению Сибирь-Кубань, а точнее — городок Апшеронск.

И вот 19 мая, когда мы с мужем стояли на перроне в ожидании посадки на поезд, вдруг огромными хлопьями повалил снег. Он падал и падал, снежинки таяли на ладонях, такие маленькие и беззащитные, майские, сибирские…

Четверо суток пути пролетели незаметно. Я смотрела в окно вагона: передо мной проносились могущество, сила и красота Сибири. Тайга, вся в снегу, заваленный снегом Новосибирск, Омск, где все еще было минус девять… И снег, снег, снег… Может он заметал наши следы, а может открывал новый путь уже совсем к другой жизни.

23 мая мы наконец вышли на перроне станции Горячий Ключ. Господи! Какая же теплая, наполненная ароматами цветущих фруктовых деревьев, ночь приняла нас в свои объятия! Так вот она какая, Кубань! Благоухало абсолютно все! У каждого дома – розовые кусты, и так — по всему городку.

Открытия начались сразу же, с того дня, когда мы пришли на местный базар и я решила купить черешни.

— Один килограмм – сорок рублей, — сдержанно сказала продавец.

Сколько? – я опешила! – Да разве возможно за такие копейки купить черешню, которую в Красноярске я себе позволяла только по большим праздникам!

А хозяйка черешни подумала, что назвала слишком неподъемную цену и отдала нам три килограмма за сто рублей. Я потом в течение месяца каждый день ходила на базар и покупала у нее по три килограмма черешни.

«Крышу», конечно, сносило: 50 рублей за кг клубники (это в мае-то!), абрикосы, мои любимые тюльпаны по 2 рубля за штуку.. А еще море… Море… Море! Дом мы купили очень быстро, и точь-в-точь такой, что приснился мне еще до приезда в Апшеронск. Теперь мы точгно знали — мечты сбываются.

Однако, сибиряк — он и в Африке сибиряк! И когда приходит зима, я всегда живу ожиданием снега, который здесь, на юге России, большая редкость.

Вот и в этом году: проснулась рождественским утром, выглянула в окно, а там – снег! Рождественская сказка! И столько радости в душе! С семи утра уже слышны звонкие детские голоса – каникулы, а потому, дождавшись снега, ребятишки гурьбой высыпали на улицу: снежки, снеговики. Так смешно было наблюдать из окна за всей этой радостной, снежной кутерьмой! Даже соседская собака с таким наслаждением каталась в снегу.

Минус пять… Для Кубани это почти что сильный мороз… Эх, не гуляли вы, друзья, в минус сорок пять! А днем — солнышко, и уже лужи, как в сибирском апреле… А на завтра +11 обещают, снова зонтик в сумочку.

На Кубани в марте уже вовсю сажают картошку «на Евдошку», грядочки засевают. Я живу здесь, как на другой планете, прожив пятьдесят лет в Сибири, когда минус двадцать – это тепло.

Милый Апшеронск… Минус пять… Люди стоят на автобусной остановке и кутаются, дрожа от холода. А я выхожу из машины в дубленке, унтах и норковой шапке и, забывая о том где я, спрашиваю у мужа: «А чего это так все на меня смотрят?»

— Так здешний народ дубленки и унты, наверное, только по телевизору видел, — смеётся муж, — они ведь не знают, что не тот сибиряк, кто не мёрзнет, а тот, кто тепло одевается!

Скучаю я по сибирским морозам, по завыванию вьюги, по зимним узорам на оконном стекле… Это же так здорово, когда метет метель, снег клубится, деревья в инее, а дома трещат в печке поленья, тепло, уютно, и ты снова представляешь себя маленькой девочкой, испуганно, но любопытно глядящей в зимнее окно в ожидании Снежной Королевы. А вдруг? Ведь мечты сбываются

Но проходит зима, и я с жадностью начинаю пить звенящий воздух Кубани, а глядя на набегающую морскую волну просто с благодарностью думаю: Господи! Как же широко ты одарил матушку Русь ее просторами, ее природным богатством и особенной душой…

Ирина Приймак, г. Апшеронск, Краснодарский край.

Читайте также