17 октября, 16+

Письма с фронта. Русские глазами врагов

Фото: kykyryzo.ru

В ноябре 1941 г. под Ростовом-на-Дону нашими войсками был взят в плен механизированный корпус СС “Лейбштандарт Адольф Гитлер”. Неотправленные письма фашистских солдат и офицеров достались советским бойцам в качестве трофеев. Большая часть из них сразу же была переведена военными переводчиками. Этот случай был не единичным. Советские войска не раз выбивали немцев с захваченной территории до того, как оттуда вывезут солдатскую почту. Эти письма, написанные на немецком языке, до сих пор хранятся в архивах и частных коллекциях.

Ефрейтору Гансу Фишах.
26 ноября 1941 года.

Мой дорогой Ганс! Я остался единственным у А.А. Ты, конечно, в напряженном ожидании новостей. Их немного. Сначала мы идем походом на Херсон. Затем на Крым, затем на Мелитополь, Бердянск, Мариуполь, Таганрог. Бои были часто очень ожесточенными. Вчера только мы оборонялись от подобной атаки. Мы находимся в данное время у Дона, западнее Ростова. Атака была со стороны замерзшей реки. Части проникли в наши позиции, ворвались, однако опять были отброшены. Было чертовски ожесточенно, трудно, особенно при этом проклятом холоде. Мы мерзнем, одну ночь провели в открытом поле и мерзли без одеял. Ах, это вдвойне хуже, чем ночью в ущельях Юры. Ну, все равно, это пройдет. Конечно, старых становится все меньше. В. после своего возвращения опять ранен. Ротой руководит, командует (…). Опять погибли некоторые. Макс Клейн — только вчера. Со мною все благополучно.

Мы, должно быть, проведем зиму в России, не похоже, чтобы возвратились: военное Рождество 1941 года в России… Ничего не поделаешь, Хорст.

Хорст Симонс, ефрейтор СС.

23 июля 1941 года.

Дорогая мама! Украина — это сказочно богатая земля, тучный украинский чернозем создан Богом для немецкого плуга. Украина может прокормить не только Германию, но и все присоединенные страны и территории. Мы живем здесь, как Боги. Куры, гуси, яйца, жаркое, масло, сливки, сметана, соки, вино, мед — каждый день. Но брать из рук этих грязных и на вид больных людей опасно и страшно: стошнило бы сразу, и я не смог бы ничего в рот взять, поэтому достаем все сами очень просто, без долгих разговоров, но соблюдая немецкую чистоту. Если мы хотим мяса, то берем свинью, теленка или гусей и режем. Если хотим парного молока — доим первую попавшуюся корову. Если хотим меда, достаем его прямо в сотах, да так ловко, что ни одна пчела не укусит.

Вот и сейчас меня зовут товарищ, он очистил один улей, и я спешу отведать свежайшего меда. Мы с полным правом считаем, что все это богатство и изобилие принадлежит нам. Если же это кому не нравится, то стоит только сунуть в зубы пистолет, и воцаряется тишина. Точно так же поступают солдаты, когда им нужна женщина. Как ты понимаешь, мы здесь с этим сбродом не церемонимся. Особенно они боятся нас — войск “СС”. Чувствовать себя победителем и на каждом шагу показывать, что мы, немцы, — господа и абсолютные хозяева, удивительно приятно. Мне такая жизнь очень нравится. За месяц я послал вам четыре посылки. Вещи — не прима, но это солдатская добыча, которая не стоила мне ни пфеннинга.

Вилли Штенрубе, ефрейтор СС.

Фото: informburo.dn.ua

Фото: informburo.dn.ua

Фото: kykyryzo.ru

Фото: kykyryzo.ru

Фото: lifeonphoto.com

Фото: lifeonphoto.com

Фото: twitter.com

Фото: twitter.com

Из третьего тома книги “Письма с фронта”

Читайте также