20 сентября, 16+

Марина Шамара: «Просто быть добрым»

 

001

Милосердие спасает жизни. Это истина. Чуткость, отзывчивость, сострадание способны подарить надежду отчаявшимся, вернуть улыбку и здоровье ребенку, настрадавшемуся от тяжелой болезни. Есть люди, которые знают, что “всем миром” можно творить чудеса и что в нашей стране есть “ангелы”, которые сберегут детские жизни. О том, что такое милосердие, что стоит за словом “благотворительность” и каково отношение общества к ней,  мы побеседовали с Президентом некоммерческой организации “Благотворительный Детский Фонд помощи детям «Анастасия»” Мариной Шамара. В прошлом году она стала “Меценатом года” России.

— Марина, почему вы четыре года назад решили открыть благотворительный фонд? Хватает ли сил физических, душевных на это благородное, но сложное дело?

— Меня всегда привлекала идея филантропии. Я «заразилась» ей в Англии, где мы жили с мужем в студенчестве. Королевская семья уделяет много времени благотворительности, и ты сам ненароком в это вовлекаешься. Привыкаешь к тому, что помогать – это абсолютно естественно и нормально. Вернувшись в Россию, я решила, что и сама могла бы заняться этим делом. Но, признаться честно, не думала, что здесь это так сложно. Наши люди только вовлекаются в этот процесс, привыкают, что пожертвования и взаимопомощь — это нормально и естественно. Многие думают, что раз они не могут сразу выделить крупную сумму, то нет смысла жертвовать условные 100 рублей. Вот такое отношение общества к благотворительности я и пытаюсь переломить. Смысл есть!

— Почему вы назвали фонд «АНАСТАСИЯ»?

— Здесь все достаточно просто и прозаично. Мою старшую дочь зовут Анастасия, и я бы хотела, чтобы в будущем она продолжила начатое мною дело. Кстати, мои дети тоже сыграли не последнюю роль в становлении меня как благотворителя. Они первыми подчеркнули разницу между тем, как к инвалидам относятся в Европе, а как в России.

— Как и где вы собираете средства для помощи детям?

— Везде и всеми доступными способами! Нас поддерживают и физические, и юридические лица.  Такие как ООО «КНГК-Групп». Ежемесячно мы получаем помощь от них, и благодаря этому являемся стабильным фондом, который может планировать распределение средств на месяц вперед. Мы активно стараемся вовлечь в нашу деятельность новых жертвователей. Даже если каждый человек перечислит в наш фонд 20-30-50 рублей от своей зарплаты, иного дохода, в общей массе это будет для нас ощутимо, мы уже сможем кому-то помочь. Помимо этого, активно и по всем правилам устанавливаем в магазинах, кафе, заправках наши боксы для пожертвований. Также можно сделать перечисление на расчетный счет фонда – реквизиты есть на сайте. Еще один самый простой способ – это отправка SMS на короткий номер, и тогда указанная сумма списывается со счета телефона.

Анастасия

— Какая у вас команда? Все работают на общественных началах или есть какая-то зарплата?

— Для того, чтобы фонд работал регулярно, постоянно и без сбоев, естественно, нужна профессиональная команда. Нужен юрист, который проверяет документы, специалист, работающий с родителями, психолог для детей, организатор, который может придумать и провести какую-то акцию. Это не разовая работа. Это кропотливый труд, который должен быть оплачен. Да, есть такое мнение, что раз вы благотворительная организация, то и пусть у вас работают все на общественных началах. К сожалению, я еще не встречала таких людей, которые бесплатно готовы целыми днями что-то для нас делать. Поэтому не более 20% от собранных средств, если это не адресные пожертвования, мы по закону имеем право расходовать на свою уставную деятельность. Да, у нас работают штатные сотрудники, труд которых оплачивается. И я считаю это правильным.

— Возникают ли какие-нибудь трудности в работе в связи с несовершенством законодательства? Вашу деятельность контролируют?

— Естественно, наша деятельность контролируется. Хотя самый жесткий контролер – это мы сами. Высокий уровень работы профессиональной команды фонда позволяет нам работать строго в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

HTz_vGx35hg

— Скольким подопечным вы уже помогли, сколько детей спасла ваша материальная поддержка?

— Я располагаю данными на декабрь 2016 года. Мы делаем анализ в конце года, когда уже можно точно все подсчитать и перепроверить. Поэтому сейчас я располагаю точными цифрами за 2013-2016 годы. Получилось, что за это время мы помогли 141 ребенку и 28 детским учреждениям. На благотворительность мы израсходовали более 20 миллионов рублей.

 — Кто больше жертвует — крупные предприниматели или обычные, простые, отзывчивые люди?

— Для нас важна и нужна помощь каждого человека. Но у предприятий ресурс больше, поэтому, конечно, их суммы внушительнее. Но даже когда один человек перечисляет 100 рублей, то это тоже весомый вклад, хотя многим может казаться иначе. Есть такое мнение среди людей, что мои «копейки» никому не помогут и никого не вылечат. Уверяю, что дело обстоит иначе. Мы не раз в этом убеждались.

— Как отличить мошенников от тех, кто действительно помогает больным детям? Можно ли доверять людям, которые ходят с контейнерами для сбора денег по улицам?

— Во-первых, не стоит жертвовать бездумно. Нужно смотреть документы, заключения врачей, выписки из медицинских учреждений, выставленные счета за лечение. Хотя, понимаю, что человеку, далекому от этой деятельности, разобраться с этими бумагами достаточно сложно. Поэтому и существуем мы. Также фонды обязаны отчитываться о потраченных средствах. Такие отчеты публикуют на сайте. А что касается людей, которые ходят с боксами по улицам, то мое однозначное мнение – нет. Такую практику мы — благотворители, работающие прозрачно — не поддерживаем. В июле даже подписали декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Этот документ разработан Ассоциацией «Все вместе», и его уже подписали более 258 профильных организаций.

235922108_41580

— Нужна ли обратная связь с жертвователями? Или отправил смс или деньги на указанный номер и все?

— Этот вопрос скорее стоит адресовать жертвователям. Мы, конечно, всегда отслеживаем, что происходит с нашими подопечными. Как только появляются свежие новости, то сразу публикуем их на сайте и в соцсетях. И если кому-то хочется узнать судьбу ребенка или своих пожертвований, то можно нам позвонить – наши сотрудники никогда не откажут в информации.

— Слышала, что в одном из российских фондов есть “Секретная группа ангелов”, которые жертвуют каждый месяц по 100 рублей. По-моему, это отличная идея. Как вы считаете?

— Это отличная идея. И мы бы тоже хотели привлечь себе таких вот «ангелов». Сейчас изучаем этот вопрос с технической точки зрения. Многие московские фонды внедрили такую практику: люди могут «оформить подписку на пожертвование», если можно так выразиться. Выглядит это так: раз в месяц вам приходит SMS с предложением сделать перечисление в определенный фонд. Если вы согласны, нужно отправить в ответ цифру 1, если не согласны, то цифру 2. Мы бы тоже хотели, чтобы эта система заработала и у нашего фонда. Но прежде чем вам начнут сыпаться SMS, вы сами добровольно должны подписать договор. Поэтому если вы ни с каким фондом ничего подобного не делали, то на SMS точно лучше не реагировать.

— Ваш фонд помогает инклюзивной школе Евгения Смирнова, вы проводите акции в поддержку детей с синдромом Дауна. Уверена, подобных мероприятий проводится немало. Привлекают ли публичные мероприятия людей, побуждают ли их к действию, вызывают ли желание помочь?

— Да, у нас есть еще стипендиальный проект «Primavera». Совместно с Краснодарским творческим объединением «Премьера» имени Л. Г. Гатова мы проводим конкурс для незрячих и слабовидящих детей из армавирской специализированной музыкальной школы. Победители конкурса ежемесячно в течение учебного года получают стипендию от нашего фонда в 5000 рублей. Помимо этого, у нас есть совместные проекты с баскетбольным клубом «Локомотив-Кубань» и регби-клубом «Кубань». Мы часто являемся партнерами различных мероприятий, а также сами организовываем акции. И что касается вовлеченности людей, то, безусловно, она есть. Но хотелось бы большего. Нужно развивать культуру пожертвований, формировать такое общественное настроение, когда не пожертвовать на мероприятии – это было бы как-то странно.

— Какой победой фонда вы особенно гордитесь?

— Лично для меня наша главная победа – это поддержка и помощь маленькой Варе Прокопец. Это душераздирающая история, которую многие в Краснодаре знают. Девочке требовалось на лечение в швейцарской клинике почти 25 миллионов рублей. Ей предстоит пересадка костного мозга. Наш фонд такими средствами, к сожалению, не обладает. Но мы были одним из трех фондов, кто не отказал в помощи. Я даже летала в Цюрих, чтобы встретиться с родителями и узнать последние новости. Чтобы собрать необходимую сумму, одна надежда была на «Русфонд» и Первый канал. И представляете – они согласились! Сюжет про Варю показали в вечерних новостях, и за сутки люди со всей России перечислили для девочки больше 45 миллионов рублей! Этого хватило не только на то, чтобы закрыть счет на саму операцию, но и чтобы помочь другим детям.

— Вы сами стали в прошлом году “Меценатом года”. Поздравляем! Что послужило основой такого признания общественности?

— Проект, который я уже упоминала – Primavera. Заявку на участие в конкурсе готовили совместно с фондом региональные власти. И мне, конечно, очень приятно, что Министерство культуры Краснодарского края поддержало проект именно нашего фонда. Это дало нам силы продолжать его дальше. И, конечно, я понимаю, насколько важна для маленького слепого ребенка, который в какой-то мере переступил через себя и пришел заниматься в музыкальную школу, помощь и поддержка. Эти дети – настоящие герои! Мы делаем Primavera для них в первую очередь, хотя, конечно приятно, что нашу работу оценивают на уровне всей страны.

— Как вам удается достучаться до человеческих сердец? Или милосердие, сострадание должны быть в крови?

— Вы знаете, часто бывает так, что люди приходят в благотворительность после того, как они сами столкнулись лицом к лицу с какой-то бедой. И после того, как они сами боролись за жизнь, свою или своих близких, им очень сложно пройти мимо тех, кто нуждается в помощи. И вот тот факт, что никто не застрахован – это и есть ключ, который может открыть сердце. Болезнь не спрашивает нас, какое у нас образование, хорошо ли мы себя вели, сколько денег зарабатываем, она просто приходит в наш дом непрошенным гостем. Осознавая это, так просто быть добрым.

 — Кому вы особенно благодарны?

— Своему супругу, который поддерживает меня на благотворительном поприще. Работа в фонде занимает не только много времени. Это не обычная работа, которую «сделал и забыл». Я выкладываюсь эмоционально, переживаю за детей. И тут очень важна поддержка моей семьи и супруга в частности. Не каждый мужчина будет готов разделить эту ношу. Мне повезло.

— Почему вы приостановили прием заявлений в фонд до января?

— К нам в фонд обратились за помощью родители детей, чьи диагнозы страшно произносить вслух. Речь идет о злокачественных опухолях. И требуется лечение за границей. Оно очень дорогостоящее. Мы хотим помочь. Поэтому ближайшие три месяца все силы будут брошены на спасение Ильи Похилько и Кирилла Бута. Также  у нас есть еще два ребенка, которым уже обещаны деньги на лечение. Пока все средства, которые будут поступать в фонд в течение трех месяцев, распределятся между этими четырьмя детьми. Поэтому мы и остановили прием заявлений. Конечно, если завтра наш счет значительно пополнится, и мы сможем закрыть все счета в одночасье, прием заявлений от родителей тут же возобновится. Но я реалист, и знаю, на что примерно могу рассчитывать.

Наталья Иваненко

Читайте также